Провинциальное импорторазмещение 394 дня назад (22 сентября 2017)

«Культ личности» запускает новую рубрику – «Какой-то гражданин». Это колонка молодого ставропольского горожанина, о котором мы знаем лишь некоторые детали. Ему около 30 и ещё ему есть что сказать о том, что происходит внутри и снаружи.



Как жители провинции, мы обожаем импортировать что-то столичное с целью сделать реальность чуть более комфортной и правильной, что ли. Вот хотя бы этот текст. Прочитав краткую справку о том, что вообще происходит на этой полосе журнала, хипстеры, чудесным образом не вымершие в нашей глуши, наверняка воскликнули: «Чёрт, есть в этом что-то знакомое». Разумеется, они правы. Обычно нет, но в этом случае да. Если вы читали интернет-газету «The Village», то наверняка помните рубрику «Неизвестный горожанин», где... да, молодой москвич около 30-ти рефлексирует на тему происходящего с ним, с его родным городом и страной. Мне очень не хватало этой рубрики здесь и я инициировал её создание. Спасибо главреду: она не моргнув глазом согласилась. Посмотрим, что из этого выйдет.

Так вот, насчёт культурного (и не только) импорта. Почему мы это делаем? Зачем добавлять в нашу милую провинциальную самобытность какие-то столичные ингредиенты? Да потому, что никакой самобытности на самом деле нет. Жить в провинции – значит застрять между глобальным информационным полем (в котором происходит всё) и инертностью бытия (в котором, вы это знаете лучше меня, не происходит ничего). Для того чтобы попасть на выставку Фриды Кало, я вынужден лететь в Санкт-Петербург. Махровые защитники провинции обвинят меня в том, что я зажрался и вполне могу посмотреть на её работы в Интернете. На Фриду. В Интернете. Даже звучит отвратительно! С тем же успехом я могу прогуляться по Барселоне или пойти на концерт «Gorillaz». В браузере.

Нет, серьёзно, нам пора признать, что мы застряли. Мы ничего не производим и не создаём. Здесь, в маленьких городках необъятной холодной Родины, мы просто живём: дышим, перемещаемся в декартовых координатах, работаем и смотрим сериалы по вечерам. Иногда женимся, периодически делаем детей. Как только я вырываюсь на пару дней из этого привычного потока, то я даже не удивляюсь, что откуда-то из глубин поднимается яростное стремление сделать «как у них». Когда вернусь. А потом я возвращаюсь. И мало что делаю, меньше чем мог бы. Потому, что не человек красит место, а место красит человека, сговорившись с беспощадным временем.

Я ненавижу провинцию так сильно, как только могу. И, вместе с тем, использую ровно ту же самую аргументацию, что и вы, когда утомленные брюзжанием друзья спрашивают отчего бы не свалить. Здесь семья, бизнес, корни и прочие радости жизни.

Конечно, таких неприятных людей, как я, хочется спросить: а что ты сделал для хип-хопа в свои годы? Сделал ли я что-то для того, чтобы изменить ситуацию? Да, чёрт возьми! Я сделал и продолжаю делать! Но знаете, где я беру вдохновение для того, чтобы выжить посреди этой смертной любви? В столицах. А это уже симптом. Впрочем, вполне вероятно, что это лишь мой симптом. Или нет?

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!