Жаркая. Зимняя. Моя. 1615 дней назад (19 июня 2014)



Отшумели олимпийские победы, спортсмены разъехались по своим домам, а мне хочется вспомнить как всё начиналось. 
Моя подруга Лена Юсис (главный редактор Ставропольской городской интернет-газеты Ставгород) обрадовала меня неожиданным известием, что «завтра мы едем на репетицию торжественного открытия ХХII зимних Олимпийских игр в Сочи». В течение дня мы успели подать заявки на официальный сайт Олимпийского комитета, получить одобрение и собрать рюкзаки, в которые, кроме пары бутербродов и фотокамер, ничего класть не стали.
Ехали в Сочи поездом из Невинномысска, где моментально почувствовали жаркие объятия РЖД — официального спонсора Олимпийских игр в Сочи. Топили в вагоне немилосердно. Лёжа под тонкими простынями, мы чувствовали себя если не в парной, то на дьявольской сковородке с названием «жаркое предвкушение Олимпиады»... 




  


В полшестого утра мы бодрым шагом уже выходили из вокзала с толпами спортсменов, прибывающих отовсюду, на улицы омытого дождями и сверкающего огнями Сочи... Выпив кофе в уютном привокзальном кафе, отправились бродить по городу. Невозможно не заметить, как изменился город. Отблески искрящихся в ночном небе олимпийской символикой стеклянных высоток, казалось, долетали до прибрежной линии. Город зеленый и чистый. С первыми лучами солнца улицы в усиленном режиме начала чистить и пылесосить многочисленная армия рабочих и дворников. Тротуары почти повсеместно размечены выпуклыми светящимися указателями для плоховидящих. На дорогах непрерывно курсирует городской транспорт в виде новых больших автобусов, покрытых яркой олимпийской вязью. На каждом шагу полицейские, на удивление галантные и вежливые.
Сделав круг по городу и вернувшись к тому же кафе, мы встретились с друзьями, которые и сопровождали нас по всем олимпийским объектам ближайшие сутки. Красавица Влада, одна из лидеров волонтерского движения, будет сопровождать нас на самой церемонии открытия в Олимпийском парке и после нее, а пока она помогла нам оформить паспорта болельщиков. Центров для их получения много, все продумано до мелочей, и мы, предъявив паспорта и назвав номера своих подтвержденных заявок, становимся обладателями культовых штуковин, висящих синими лентами и пластиковыми листочками на наших шеях. Только по штрих-коду, набитому на этот паспорт, можно проникнуть на территорию Олимпийского парка, а также на «Ласточку» — поезд, несущий туда любого желающего приобщиться к Олимпийскому празднику.



 


  


До церемонии еще целый свободный день, и, отпустив занятую Владу, мы проведем его с Вадимом — земляком Лены и по совместительству руководителем одного из направлений возведения олимпийских объектов. На наше счастье у Вадима куча пропусков, раций, синий форменный комбинезон на крепком теле и машина с уже привычной пестрой раскраской, к которой мы и засеменили, закинув рюкзаки на плечи.
Нас везут на Красную Поляну. Вскинув камеры, готовимся снимать разные неожиданности. Едем. Закладывает уши. Масса тоннелей. Едем по той самой дороге, в которую вбуханы, как рассказывают, миллионы и миллионы... Крики вокруг дороговизны их возведения, мягко говоря, имеют мало оснований. Надо иметь в виду, что дорога на Красную Поляну — это три магистрали, включающие в себя автотрассу, железнодорожный путь и сервисную дорогу. Автомагистраль трижды проходит сквозь горы, а железная дорога и того больше.  Всего на пути следования транспорта — больше десяти тоннелей и около 50 мостов, в том числе первый на юге России вантовый мост. Тоннели широкие, удобные и двухполосные, прошу заметить.  Вадим обещает,  что скоро мы увидим снег. Пока кругом ровный асфальт и зеленая трава. 



Красная Поляна. Роза-Хутор. Никаких неожиданностей мы не обнаруживаем, но увиденное впечатляет. Толпы иностранцев. Волонтеры. Телевизионщики. Все в спецодеждах. Много охраны. Не видно детей. Новые красивые здания: гостиницы, рестораны, какие-то центры, рядом подъемники, с которых спускаются лунной походкой лыжники в обмундировании... Симпатично. Но как-то не системно, вразброс, нет ощущения цельности и продуманности. Огромный трейлер Первого канала, чьи корреспонденты, фантастически четко проговаривая текст, двигаются вдоль набережной реки навстречу камере. Единственная русская речь, которую мы здесь услышали, — это были только они и одна белорусская бабуля-волонтер лет восьмидесяти, которая послала нас на подальше, когда мы начали задавать ей вопросы.
Цены в ресторанчиках невысокие. Харчо — 350 руб., хинкали — столько же, кофе — 150. Обслуживание хорошее, все очень приветливы (если не вспоминать белорусскую бабулю) и внимательны. Есть Макдональдс. Есть Рacha — испанская дискотека. Официанты рассказывают, что на новогодние праздники здесь был аншлаг.
Архитектура Хутора выглядит приятно и напоминает своей лаконичной пряничностью европейские горнолыжные курорты. Если придираться, то я бы хотела большей аутентичности во всем. Из нашего, исконного, пожалуй, только казаки и реконструированное казачье подворье, которое могло бы быть и поубедительнее: невзрачные циновки, вывешенные на утлых изгородях, и искусственные подсолнухи с поникшими головами. Однако разномастную зарубежную публику, с удовольствием хлебающую борщ, это не смущает.




  


Одним словом, видно, что денег и сил явно затрачено много, однако, если довести всю инфраструктуру до ума окончательно, тут будет очень круто.
Уезжали с Красной Поляны в Олимпийский парк поездом. «Ласточки» ходят каждые 15 минут, билет 70 рублей. Однако нам буквально перед входом на вокзал был подарен улыбающимся парнишкой-волонтером жетон на две бесплатные поездки.
Обыск, который предстоит пройти всякому, проходящему к этому поезду, вызывает двоякие ощущения. С одной стороны, еще ни одна женщина не трогала меня так настойчиво и качественно везде, с другой стороны, с каждым ее движением по моему телу растекалось чувство спокойствия и умиротворения))) Родина в полной безопасности. 
Кроме того, количество пропускных пунктов таково, что очередей нет. Совсем. Нигде. Везде, куда бы ты ни шел, проход по двум штрих-кодам: на паспорте болельщика, который висит у тебя на шее, и на билете для прохода в Олимпийский парк на стадион. При этом на вертикальном экране появляется твоя фотография и информация, рассказывающая о тебе всё.
На каждом шагу молодые, улыбчивые, танцующие под звучащую отовсюду музыку, и готовые помочь чем угодно волонтеры. Это заражает, и мы тоже всем улыбаемся. Проносить на территорию Олимпийского парка нельзя ничего, поэтому и камеры, и рюкзаки мы оставили в машине Вадима. На территории парка можно купить и поесть и попить. Еда — это отдельная тема. Спонсор — Coca Cola. Холодная невкусная еда... На наши вопросы организаторам и волонтерам постарше, вроде: как же так, опозоримся же? — они отвечали: Вот если во время открытия что-то пойдет не так, тогда нам припомнят всё, а если мы сумеем всех удивить, то на холодные булки никто и не посмотрит. Тем более, это их родные булки, привезенные к нам, вот пусть и едят! 



Вообще хочется отметить, что все, кто работал в Сочи последние годы над подготовкой Олимпиады, настроены очень оптимистично, патриотично и призывают всех к тому же. На наши вопросы, что дает Сочи Олимпиада, большинство отвечало, что это теперь совсем другой город, совершенно новый уровень, другая жизнь, и они счастливы, что все так случилось. Масса рабочих мест, приток туристов, разросшаяся инфраструктура... Учебные центры, есть даже Международный Олимпийский университет (правда, я так и не поняла, кто в нем будет учиться). Кто-то говорил, что город стал шумным, кто-то сетовал, что исчез старый Сочи. Но ни на минуту меня не покидало ощущение, что приобретено куда больше, чем потеряно.
Мы заходим на стадион. С минуты на минуту начнется представление. Очень жестко отслеживается волонтёрами, чтобы никто вдруг не достал из кармана даже телефон, ведь это абсолютно секретное пока мероприятие. Даже давать интервью и отвечать на вопросы относительно мероприятия волонтерам строго-настрого запрещено вплоть до официального открытия Олимпиады. Стадион впечатлил. Перед началом церемонии вышел Константин Эрнст и объявил, что снимать что-либо запрещено. А учитывая, что в зале только телевизионщики и журналисты, корпоративная этика должна возыметь свое действие и никто не должен ничего увидеть до официальной церемонии открытия. Мы по-честному сидели, открыв рот, и телефоны не доставали. В церемонии были задействованы 1000 профессиональных артистов, 2100 помощников массовых сцен и 2100 волонтеров. Всего в подготовке мероприятия участвовало более 12 тысяч человек. Для участников шоу было сшито более 6000 костюмов. Впрочем, вы сами всё видели. 




  


Хочется верить, что нераскрывшееся пятое колечко будет единственным нашим огорчением после этой триумфальной Олимпиады. 
А напоследок скажу: Сочи был официально объявлен городом, свободным от табачного дыма. Курение запрещено во всех общественных местах и на всех олимпийских объектах. Может быть, в поддержку Олимпийского движения и просто ради собственного здоровья поступим так же? Давайте начнем хотя бы с этого?

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!