Каковы первые часы на Земле после возвращения из космоса? 206 дней назад ( 3 марта 2018)



На этот вопрос отвечает космонавт Гаррет Рейсман.


Перво-наперво, еда на Земле намного вкуснее. Да и принимать душ или ходить в туалет здесь гораздо легче.



Но вернувшись на Землю, ты действительно проходишь странный процесс адаптации. Первое, что замечаешь – все кажется очень тяжелым. После 95 дней, проведенных на Международной космической станции, я вернулся домой на шаттле «Discovery». Когда я снял свой шлем, мне показалось, что держу в руках целый якорь Нимица (USS Nimitz – американский авианосец). «Здорово, - подумал я. - И как мне теперь чистить зубы? Щетка ведь будет неподъемной!»



Потом о себе напоминает вестибулярный аппарат. Даже простое сидение требовало немалой концентрации. Где-то после 15 минут я мог стоять, но с легкостью терял равновесие. Спасало лишь наличие на средней палубе Discovery вещей, за которые можно было держаться.



Знаете, наш мозг обладает удивительной способностью быстро адаптироваться. Примерно через пару дней в космосе оказывается, что ваше внутренне ухо не производит ничего кроме ненужных шумов, поэтому мозг притупляет их, пропуская через фильтр Калмана, и усиливает работу наших главных визуальных датчиков - глаз. И вроде все хорошо, пока не возвращаешься на Землю, где уже требуются сигналы внутреннего уха, а мозг продолжает их фильтровать. Конечно, постепенно мозг перестраивается обратно, но это занимает определенное время.



Для меня процесс адаптации прошел довольно быстро. Мы не знаем почему, но я могу сказать вам, что невысокие и коренастые люди адаптируются быстрее, чем высокие и худощавые. Это был второй раз в жизни, когда мой рост был мне на руку. Первый был в начале восьмидесятых, когда я участвовал в соревнованиях по лимбо на бар-мицве в Нью-Джерси.



Примерно через час я уже мог ходить вокруг шаттла на посадочной полосе в космическом центре Кеннеди и даже заглянул в местный бар со своими сослуживцами, осилив половину чизбургера с половиной стакана пива. После моего второго полета, на STS-132, который длился всего две недели, мы отправились в тот же бар, где я уже одолел целый чизбургер с полным стаканом пива.



Так что когда люди спрашивают меня, в чем разница между долгосрочным и краткосрочным полетом, у меня есть точный ответ: половинка чизбургера и полстакана пива!

Оригинал статьи: Quartz. Автор: Гаррет Рейсман. Перевод: проект Newочём.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!