Как идейный человечек страну спас 380 дней назад ( 8 октября 2017)

Когда Тоётоми Хидэёси объединил Японию, закончив период феодальной раздробленности, под его командованием оказалась огромная куча головорезов, которые всю свою жизнь проводили в битвах и осадах городов.



Правитель был неглупый и дурную эту энергию решил направить в конструктивное русло — напасть на Китай. А для начала попросил Корею по дипломатической линии пропустить войска к границам Поднебесной. Но Корея не согласилась и в 1598–ом году орда самураев начала высаживаться на её берегах. Началась Имдинская война.

Корея к тому времени уже порядка сотни лет не вела ни с кем войн, а на международной арене промышляла больше торговлей. Имея хороший торговый флот, она также имела хороший флот военный, дабы защищаться от пиратов и на море чувствовала себя уверенно. А вот на суше... На суше процветало кумовство, коррупция и не профессионализм. У Японии было всё наоборот — на море они упора не делали, несмотря на островную географию, зато полмиллиона самураев, закалённых в боях, могли справиться с кем угодно. Корейский же офицер больше пёкся о размерах проходящих через его руки взяток, чем о боеспособности армии. Корея была обречена.

Но подвернулся истории один идейный человек - Ли Сунсин. Взятки не брал, солдат муштровал. Ненавидели его поэтому все — от офицеров до простых солдат, которых он тренировал по собственноручно составленному расписанию. Доносы и кляузы сопровождали его всю профессиональную деятельность. Отстраняли, расследовали, смещали, задвигали в тартары, чтобы не мешался под ногами. Но неистовая преданность военному делу всё–таки давала свои плоды — из стычек с кочевниками выходил победителем, пуговицы у солдат всегда блестели, так что со скрипом, но карьерная лестница поддавалась человечку. Ли Сунсин дослужился до адмирала флота.

Левый флот провинции Чолла состоял из 5 фортов и 5 доков, которые располагались в уездах и бухтах юга провинции, на берегах Корейского пролива. В первые дни своего пребывания на посту адмирала Ли Сунсин лично проверил их все. Он обнаружил, что флот плохо финансировался, а его командиры были небрежными. Недоставало подготовки, оружия и даже одежды для солдат. Флот имел лишь 10 широкопалубных кораблей пханоксонов, половина из которых была гнилая.

Наибольшей проблемой было отсутствие дисциплины. Ли Сунсин начал реформирование своей части по восстановлению порядка и внедрение новой системы наград и наказаний. Малейшее нарушение или непослушание наказывались публичным избиением, а иногда и смертью. Способные солдаты получали шанс стать офицерами, независимо от своего социального происхождения. Ли Сунсин самостоятельно пополнил бюджет и арсеналы флота благодаря прибылям от частной торговли.

Впервые за несколько десятилетий были отремонтированы корабли и начались масштабные учения на море. Отдавая предпочтение дистанционному бою, адмирал всерьёз взялся за подготовку лучников и артиллеристов. Он также взялся за разработку нового секретного оружия — броненосных «кораблей–черепах» кобуксонов. Изучив географию прибрежных вод, Ли Сунсин совершил переформирование флота в соответствии с местным рельефом. Его штаб, расположенный в деревне Йосу, был отремонтирован и переоснащён по последнему слову тогдашней инженерной мысли.

В общем идейный был человек. И когда началась война он без сомнений кинулся топить японскую гадину в её же море.

С помощью кобуксонов-черепах (история, к сожалению не сохранила рисунков их от современников — всё что есть рисовалось много позже, поэтому истинный их вид и конструкция до сих пор предмет ожесточённых споров) Ли Сунсин расстреливал японский флот с безопасной дистанции, не неся каких либо потерь. За голову адмирала назначили огромную награду и натурально открыли охоту. Когда же он уничтожил 72 корабля неприятеля, то настолько сильно этим подорвал снабжение армии вторжения, что армия встала и японцы, чтобы перегруппироваться и выгадать время выбросили белый флаг и сели за стол переговоров.

Этот переговорный процесс продолжался с 1593 по 1596 год. Чем же он закончился? Конечно же Ли Сунсин прославился и знать, опасавшаяся роста его влияния настрочила на него опять какую то кляузу–донос и его посадили в тюрьму. Узнав об этом, японцы не мешкая пошли в новую атаку. Да так удачно пошли, что уничтожили большую часть корейского флота вместе со многими "черепахами". Король Кореи быстро понял, пришло время вытаскивать Ли Сунсина из тюрьмы.

Конечно тот долго ругался, рассматривая остатки флота, но делать нечего — собрав остатки сил он снова коршуном кинулся на японский флот и стал драть его как прежде. К счастью Китай видя всё это непотребство давно уже помогал и любезно предоставил часть своего флота.

В итоге Японцы решили дать Ли Сунсину финальное сражение и он согласился. И 16 декабря 1598 года флоты сошлись в решающей битве. Со стороны Кореи и Китая выступило 150 кораблей (преимущественно китайских) и Ли Сунсин. Со стороны Японии приплыло убивать Ли Сунсина 500 кораблей.

Дав бой, Ли Сунсин сам выбрал место и время и воспользовался поэтому подводными течениями данного региона — несмотря на огромный численный перевес, японский флот растянуло и отбросило, японцам пришлось пересаживаться за вёсла. Когда дым рассеялся, то успело удрать по одним сведениями 200 по другим всего 50 японских кораблей. Война была выиграна.

Такая эпичная история просто не могла закончится иначе — в этом бою Ли Сунсин был убит шальной пулей. Умирая, он приказал не сообщать о своей смерти до окончания сражения, ибо резонно опасался, что рука матроса от такой новости могла дрогнуть.

Тело Ли Сунсина доставили в родной город, Асан, для захоронения рядом с телом его отца, Ли Чонга (в соответствии с корейской традицией). Суд присвоил ему посмертно ранг министра. В его честь были построены официальные и неофициальные храмы. В 1643 году Ли присвоили титул chungmugong (герцог / лорд верноподданной доблести).

До сих пор его в Корее (в обеих Кореях, разумеется) вспоминают как спасителя отчизны и строят памятники.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!