Откуда взялись волшебники 265 дней назад ( 3 сентября 2017)

Полина Патимова / текст



Даже когда мы вырастаем, Новый год связан для нас с Дедом Морозом – вместе с мандаринами, глянцевыми игрушками и еловыми ветками. Мы так привыкли к бородатому и красноносому волшебнику с посохом, что даже не задаёмся вопросом о том, откуда он взялся. А между тем – откуда? Не всегда же он обитал в Великом Устюге – эта резиденция была выбрана в 1999 году довольно номинально, как красивый северный город с богатой историей.

Исконно Дед Мороз воплощает собой важную природную силу – он часть зимы, и может быть добр к человеку, а может и погубить его. Образ Деда Мороза восходит к более могущественному индоевропейскому божеству по имени Варун: суровый и справедливый, Варун правил Вселенной, царил над водами земными и небесными, подчинял себе небо, звёзды и луну. В его руках находилось и вечнозелёное древо жизни со сверкающими звёздами-душами на ветвях. Позднее, когда индоевропейцы разделились на отдельные народы – балтов, славян, лидийцев, кельтов, италиков и многих других, у славян началось формирование собственной мифологии. Так Варун постепенно превратился в Сварога – бога-кузнеца, устроителя мира и одного из самых сильных существ славянского пантеона (его имя означает «Небесный»).

Фигура Мороза (или Морозко) возникает в славянской мифологии и продолжает существовать после крещения Руси. Мороз понимался как кузнец, сковывавший воду, и как хозяин зимней природы.
Перекочевав в сказки, Мороз существовал как могущественный сказочный персонаж, которого ещё могли звать дед Карачун или дед Трескун несколько столетий. Как фигура, связанная с Новый годом, Дед Мороз не рассматривался (да и сам новый год до Петра I отмечался 1-го сентября, а не в начале студеного января, и был связан с сельскохозяйственными циклами).

Кстати, добрым Дед Мороз стал в славянских сказках совсем недавно – где-то в XIX веке: это принято связывать с ослаблением влияния христианства на жизнь русского общества: до этого он был в основном суровым персонажем.

Дед Мороз в привычном нам амплуа появился уже в Советском Союзе: празднование Рождества было запрещено, однако люди продолжали тайно отмечать его, и тогда в конце 1920-х годов был введен альтернативный государственный праздник: Новый год. Традиционную ель – вечнозелёное дерево жизни, сохранили и прибавили к ней фигуру Дедушки Мороза, одаривающего детей. Позднее к нему добавилась ещё и прекрасная внучка – Снегурочка.

Традиционным одеянием Деда Мороза стали шуба и шапка с серебристой вышивкой и белыми меховыми отворотами – эти наряды пришли из сказок о Морозко, костюм которого украшен инеем и лебяжьим пухом. Шуба, кстати, может быть разных цветов – красного, голубого или серебристо-белого, но к ней обязательно полагаются варежки, шитые серебром сапоги и посох.

Западный Санта-Клаус не многим старше нашего Дедушки – всего на какой-нибудь век. История этого персонажа имеет такие же глубокие корни, как история его русского коллеги. Его образ восходит к католическому святому Николаю, которому в православной картине мира соответствует Николай Чудотворец. Католический Николай святой известен своей добротой к людям и особенно к детям. Европейцы повсеместно почитают его, а голландский и немецкий вариант его имени звучит как Сент Клаус. В Америку он пришёл вместе с голландскими колонистами, которые привезли с собой традицию чествовать Санта-Клауса – в том числе и на Рождество. Кстати, влияние голландцев на Северную часть Америки было по-настоящему велико: Нью-Йорк сначала даже назывался Новым Амстердамом.

В 1823 году преподаватель нью-йоркской семинарии Клемент Кларк Мур придумал для своей семьи небольшую поэму «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса», которая вскоре была опубликована его другом и получила всеобщую известность. Именно Мур изобразил Санта-Клауса как добродушного бородатого эльфа, летающего по небу в санях, запряженных восьмеркой волшебных оленей, и заглядывающего в каждый дымоход.

Этот образ был закреплен благодаря карикатуристу Томасу Насту, который в 1862 году нарисовал бородатого волшебника для обложки популярной газеты «Harper’s Weekly». Долгое время Санта был чёрно-белым, пока в конце XIX века его не начали изображать на поздравительных открытках, выполненных в технике цветной литографии: так у бородача появилась ярко-красное одеяние.
Окончательно образ Санта-Клауса сложился в 1930 году, когда Coca-Cola сделала его частью своей рекламной кампании и использовала для этого свои фирменные цвета: белый и красный, дополнив красное одеяние белым мутоном и окончательно закрепив белую бороду. Кстати, именно этот Санта-Клаус превратился из небольшого гнома с брюшком в дородного великана, каким мы его знаем, а к его связке оленей прибавился девятый зверь по имени Рудольф – имена для остальных восьми придумал ещё Мур. Кстати, эта короткая и забавная поэма давно переведена на русский и часто издается с хорошими иллюстрациями.



А вот история про рождественские носки, в которых нужно искать рождественские дары, существовала до Клемента Кларка Мура и связана с самим святым Николасом (или Николаем Чудотворцем). Этот человек существовал на самом деле и жил в византийском городе Патара. Он был епископом и отличался любовью к нищим, особенно тем, у кого было много детей. Свои дары – часто это были мешочки с золотыми монетами, он тайно подкладывал в открытые окна. Согласно легенде, однажды все окна в доме оказались запертыми и Николаю пришлось подбросить деньги в печную трубу, возле которой сушились носки.

И у католиков, и у православных существовала традиция в день этого святого дарить детям подарки. Дни эти в обеих культурах приходились на декабрь, но сейчас не отмечаются в России и почти не отмечаются в Европе, потому что роль дарителя плавно перешла к светским Санта-Клаусу и Деду Морозу и распространяется не только на детей.

Нельзя сказать, что эти бородатые волшебники – светская интерпретация могущественного святого. Нельзя даже однозначно утверждать, что они произошли исключительно от Николая Чудотворца, но и не заметить связи между ними невозможно: в длинных историях Деда Мороза и Санта-Клауса, наполненных сложными превращениями, мифы и религиозные представления стали основой для появления добрых бородатых волшебников, одаривающих людей в чудесную ночь, с которой начинается новый отсчёт.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!