Несправедливость в Нобелевском комитете: кого обделили премией? 100 дней назад (13 апреля 2018)



Самой престижной научной наградой, без сомнения, считается нобелевская премия, но и она иногда весьма впечатляюще отвергала самых достойных кандидатов. Мы перечислим достижения семи лучших ученых, совершивших невероятные открытия, но так и не получивших заслуженных почестей.


Сесилия Хелена Пейн-Гапошкина, за открытие состава звёзд.

Сегодня нам известно, что при разогреве материи её электроны перепрыгивают на более высокие энергетические уровни, и при достаточно высоком уровне энергии материя ионизируется. Мы знаем, что звёзды обладают различными спектральными особенностями и линиями поглощения/испускания, зависящими от цвета звезды. Но в 1925 году Сесилия Пейн-Гапошкина свела все эти явления температуры, цвета и ионизации вместе, чтобы можно было определить состав звёзд на основе силы спектральных линий.



Оказалось, что, хотя в них есть те же элементы, что встречаются на Земле, гелия в них в тысячи раз больше, а водорода – в миллионы раз. Но, несмотря на все похвалы её докторской диссертации, только её куратору, Генри Норрису Расселу, удалось получить какие-то почести, да и то – только в виде номинации на премию.

Дмитрий Иванович Менделеев, за создание периодической таблицы элементов.

Первые нобелевские премии были присуждены в 1901 году. Менделеев, открывший способ периодической организации элементов (по количеству валентных электронов, занимающих электронные оболочки), создал первую точную схему предсказания новых элементов. И когда новые элементы открывали, абсолютно все они укладывались в его предсказания. Но, несмотря на номинации в 1905 и 1906 году, Менделееву отказали в премии, на том основании, что, по выражению одного из членов комиссии, его открытие «было слишком старым и слишком хорошо известным».



Премия 1906 года досталась Анри Муассану за открытие одного из новых элементов, оказавшегося именно на том месте таблицы, где предсказал Менделеев. Сам Дмитрий Иванович умер в 1907, так и не дождавшись премии.

Ву Цзяньсюн, за открытие несохранения пространственной чётности в слабых взаимодействиях частиц Вселенной.

В 1950-х физики только начинали разбираться в фундаментальных свойствах частиц. Есть ли у крутящихся, распадающихся частиц предпочтительное направление распада? Если бы природа подчинялась зеркальной симметрии, то его не было бы. Но теоретики Ян Чжана и Ли Цзундао решили, что при определённых условиях это не так. Ву решила это проверить, наблюдая за радиоактивным распадом кобальта-60 в присутствии сильного магнитного поля.



Когда продукты распада, электроны, продемонстрировали наличие предпочтительного направления, она напрямую продемонстрировала нарушение чётности. Нобелевскую премию 1957 года вручили именно за это открытие – но вручили её Ли и Яну, а Ву проигнорировали.

Джозеф Суон и/или Томас Эдисон, за изобретение лампы накаливания.

Несмотря на широкое применение его изобретения и на то, что Эдисон жил вплоть до 1930-х, премия так и не была вручена за, пожалуй, величайший символ научного вдохновения в современной истории.



Вера Рубин и Кен Форд, за открытие тёмной материи в галактиках.

Из чего состоит Вселенная? Если бы вы задали этот вопрос 50 лет назад, люди указали бы на атомы и субатомные частицы в качестве ответа. Они, конечно же, должны были отвечать за всё гравитационное взаимодействие во Вселенной, и даже галактические скопления Фрица Цвикки, вероятно, содержат газ, пыль и плазму, которые и восполняют недостающую массу. Но объяснить вращение отдельных галактик с помощью этих частиц уже не получалось.



Тщательный анализ вращения галактик Рубин и Форда продемонстрировал, что в них присутствует больше гравитации, чем можно объяснить имеющейся нормальной материей – это и породило проблему тёмной материи. Сейчас считается общепринятым, что тёмная материя является основной составляющей нашей Вселенной, но Рубин умерла в 2016 году, более 45 лет прождав нобелевскую премию, которую ей так и не вручили.

Лиза Мейтнер, за её открытие ядерного деления.

Мейтнер всю жизнь работала бок о бок с Отто Ганом, несправедливо получившим в одиночку нобелевку по химии за открытие ядерного деления в 1944 году. Вероятно, вклад Мейтнер был даже более важным, чем у Гана, поскольку именно она, а не Ган, разделила атом. Кроме того, ей приходилось выносить несправедливую обстановку, когда она, еврейка, работала в нацистской Германии в 1930-х годах, несмотря на все её жалобы Гану, Гейзенбергу и другим.



Сбежав из Германии в 1938-м, Мейтнер продолжала переписываться с Ганном, направляя и подсказывая ему важные шаги по созданию ядерного деления. Ган, однако, не стал указывать её соавтором, несмотря на её бесценный вклад. И хотя Нильс Бор выдвинул на получение премии Мейтнер вместе с Ганом, наградили ею его одного. Когда Мейтнер умерла, на её надгробии написали просто: «Лиза Мейтнер, физик, никогда не терявший человечности».

Джонас Солк, за разработку вакцин от полиомиелита.

Сегодня нам это кажется непривычным, но полиомиелит был заболеванием, парализовавшим от 13000 до 20000 человек в год, до тех пор, пока Солк не разработал вакцину, практически уничтожившую заболевание. Солк гениально совместил несколько новых открытий для применения их к созданию вакцины, и был номинирован на премию в 1955 и 1956 годах. Однако член нобелевского комитета доктор Свен Гард заявил следующее:

Солк при разработке своих методов не привнёс ничего принципиально нового, а лишь воспользовался открытиями других, поэтому публикации Солка по вакцине от полиомиелита нельзя считать достойными премии.



Очевидно, критерии выдачи премии зависят от необъективных прихотей членов комитета. Солк, наследием которого стал его биологический институт, взрастил пятерых кандидатов и призёров нобелевской премии по физиологии и медицине, но его смерть в 1995-м гарантирует, что сам он её уже не получит.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!