Гагик Гаспарян: «У нас просто была цель – быть лучше» 312 дней назад (13 сентября 2017)

Вероника Бажанова / интервью
Андрей Красноперов / фото


Обычно генеральный директор «Генри и К» охотно отвечает на комментарии в Фейсбуке, но в этот раз Гагик Гаспарян согласился на классическое интервью с диктофоном. «Культ личности» не стал упускать свой шанс и попросил одного из самых харизматичных бизнесменов нашего края рассказать историю, которую ещё не знает ни одна живая душа, поделиться мнением о сегодняшнем кризисе и рассекретить правила жизни.



– Сейчас всё чаще слышно о закрытии предприятий вследствие кризиса, вы же наоборот расширились!
– Кризис не экономический и не политический, а панический. На мой взгляд, он наступает в умах людей, которые каждый свой промах готовы объяснить кризисом.
Когда начались проблемы в экономике, я собрал команду и сказал: «С сегодняшнего дня у нас полным ходом идёт развитие».
С того момента мы открыли более двадцати магазинов, вышли за пределы Ставропольского края, вносим много новшеств, например, недавно запустили мобильное приложение «ТАМАДА», где можно получить скидки, а также полную информацию о магазинах, мы заключаем много контрактов, причём таких, которые потеряли те, кто поддался панике. Понятно, что есть ощутимый экономический спад, причем очень серьёзный, но это не говорит о том, что человек бизнеса должен сесть, опустить руки и сказать: «Знаете, вокруг кризис, поэтому я разрушаюсь». Нужно работать в два раза больше, в три, а если понадобится, то и в десять раз больше.
Как руководитель компании я считаю, что должны быть стратегическая цель и программа. Это первое. Нужно куда-то стремиться, конечно, но и это не самое важное. Ведь как стремиться, если нет трудолюбия? Если нет команды? Если нет сильного желания? А вот если всё это сложить, то можно добиться любой цели.

– Почему «ТАМАДА»?
– Я собрал свой коллектив, предложил каждому придумать 5 вариантов названия для сети магазинов и назначил премию. Все написали свои варианты, бросили в ящик. В итоге всякие «фужер-пужер» и ни одного «тамады», которое было моим вариантом. Что делает тамада? Веселит! Да, а ещё желает добра, здоровья и т.д. Вы видели хоть раз тамаду, который бы взял микрофон и сказал: «Чтоб вы все сдохли!» Нет, тамада – добрый сегмент.

– В нашей стране алкоголь зачастую пьют лишь для того, чтобы довести себя до определенной кондиции, как думаете?
– К сожалению, у нас в стране культура пития немного хромает: пьют, когда сильно плохо, либо когда сильно хорошо. Я пью только с удовольствием, а не для того, чтобы выпить определенное количество. Бывают такие что хвастаются: я выпил 2 бутылки, видишь, какой я пацан. (Смеётся.) Да никакой!

– А что Вы думаете насчёт стереотипа, что русские много пьют?

– Неправда. Армяне пьют больше. Серьёзно, я владею статистикой. Европа мегалитрами потребляет пиво, а в китайских деревнях: тысяч под 150 человек и все пьяные.

– Мне кажется, у нас ещё остались пережитки советской эпохи, что заметно и в системе управления бизнесом, как Вы считаете?
– Вы верно сказали, остались пережитки Советского строя, когда была высокая степень бюрократизма. Строй был таков, что если он третий секретарь обкома, или какой то более менее значимый руководитель, то у него чёрная «Волга», белая рубашка, и к нему не подойти. Некоторые из тех, кто создаёт бизнес в России, – дети или внуки этих людей, которые помнят всю эту недоступность, авторитаризм, что и сказывается на манере управления. Дверь моего кабинета никогда не закрывается. Всё доступно и демократично. Любой работник ГК «Генри и К» может остановить меня и задать какой угодно вопрос и получить ответ без каких либо бюрократических заморочек. Я не бываю агрессивным или высокомерным, мои работники довольны. На территории есть столовая, где мы уже более десять лет кормим сотрудников за свой счёт, причём натуральными полезными продуктами, потому что мой работник должен быть сытым. Почему? Как говорится, голодный желудок с трудолюбием не дружит.

– Архимед сказал: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю!» Что Ваша точка опоры?

– Моя семья. И моя команда, которая всегда рядом со мной, причём не имеет значения, кем они работают.

– А хватает времени на семью?
– Времени хватает на всё, что ты хочешь. Конечно, бывает, задерживаюсь, бывают командировки, но они меня понимают и всегда поддерживают.

– А что является залогом крепкой семьи, понимание?

– Для меня семья – это не только жена и дети, но и мои родители, братья и сестры. Семья – это много. В нашем доме не курят. В нашем доме не матерятся. За все 25 лет брака я ни разу не ругался на жену, не поднимал руку. Ещё и потому, что я видел, какая большая любовь у моих родителей, а когда есть любовь – есть семья. Знаете, как говорят, если вы хотите вырастить из ваших детей хороших людей, давайте им меньше денег и больше личного достойного примера.
У нас в семье нет диктатуры. Во главе стола у нас никто не сидит, и я не сижу, потому что у нас все равны. Есть глава семьи, всем понятно, кто выносит вердикт. (Улыбается.) Точно так же было и в доме моих родителей, никто не стучал по столу кулаком и не говорил: «Раз я сказал, значит, так и будет!» Ради семьи ты должен идти на уступки и разговаривать и советоваться. Если же ты создал семью, чтобы кому-то доказать, что ты крутой парень, ничего не получится.

– И вы никогда не нарушаете эти правила?

– Если вы имеете в виду, спорим ли мы вообще, то спорим. И мои родители спорили и имели разные взгляды на те или иные решения. Но мы делаем это не для того, чтобы бить морды друг другу или развестись, а чтобы лучше понять друг друга и стать ещё более близкими, родными людьми.

– Что для Вас богатство?
– Люди, для которых целью жизни является накопить как можно больше денег, как правило, богатыми не бывают. Жадные люди тоже богатыми, как правило, не бывают. Ведь богатство – это же не деньги. Деньги – это инструмент для обеспечения хорошей и достойной жизни, для бизнемена как молоток для сапожника. Но некоторые люди делают культ из денег, многие из тех, кто считает себя богатыми, на самом деле не богаты, у них просто много денег. Например, у них нет семей или десять детей от пятнадцати жён, то есть твой ребёнок растёт в другой семье. Это разве нормально? Богатство – это твоя душа, твоя семья, счастье тех, кого ты видишь рядом. Можешь помогать – помогай, когда-то кто-то нам помогал, и ты должен. За это Господь спрашивает.

– Но не все в это верят.

– Кто верит, тот успешен. Если не сегодня, то будет успешен завтра.



– Какое у Вас хобби?
– Катаюсь на квадроцикле, особенно люблю зимой, хотя многим не нравится, но вот такой я нетрадиционный парень. Недавно влюбился в велосипед. Играю в бильярд и, думаю, хорошо играю в нарды. Еще одно хобби – это собака, его зовут Чивас.

– Есть у Вас какой-то ежедневный ритуал? Действие, без которого не обходится день и которое делает Вас чуточку счастливее.
– Поцеловать дочку и жену. И сына, если он тут. Поговорить с мамой. Кофе! Варю сам, везу его из Армении, пью чашку, максимум две, с сигаретой, и это меня заряжает.

– Без чего невозможно представить ваш бизнес?

– Без цели. Если вы решили просто на хлеб заработать, то ничего не получится. Любая компания стремится к расширению. Я никогда не думал, что ларек 3х6 метров превратится в десятки тысяч квадратных метров складских и торгово-офисных помещений. Мы и не мечтали об этом. Когда я купил первую газель, я думал, что я самый крутой на свете, притом, что я сам рулил, разгружал и загружал. У нас просто была цель – быть лучше. Затем, когда ты развиваешь бизнес, твои цели начинают расти, хочется большего.

– Есть такая точка зрения: хочешь больше зарабатывать – больше трать, – расходы обязывают заработать деньги.
– Как сказал, Рокфеллер, не бойтесь больших расходов, бойтесь маленьких доходов. Я не боюсь, но считаю, что нужно учиться тратить правильно. А у нас как делают? Дома кушать нечего, а она с айфоном. Причём выплаты по процентам больше, чем зарплата.

– Есть в нашей стране привязанность к вещам, которые маркируют нас как успешных, умных, красивых и т.д.
– Лже-статус называется. Побывав за границей, понимаешь, что это неважно. Владельцы больших и известных корпораций ездят на велосипеде, в выгоревшей майке и непонятной бейсболке. Возможно, это пережитки того же советского бюрократизма: если ты большой чиновник, то улыбаться ты не должен.
Однажды я был в депутатской командировке в Болгарии и нас пригласили посмотреть, как работает их мэрия. Там нет охранников, нет четырёх помощников, сидящих по углам, нет секретаря с бриллиантами, там вообще никого нет! А самое интересное, что в мэрию мы зашли через проход в торговом центре! Не знаю, какой КПД от такой работы, не могу судить, но если принять во внимание их хорошие дороги…
Потом нас пригласили на День города, сказали, губернатор приедет с супругой. Стоим на площади, ждём чего-то, я поворачиваюсь к помощнику мэра и спрашиваю: «Так, а губернатор будет?» А он мне: «Да вот он, рядом с тобой стоит». А слева от меня мужик в сандаликах и с беременной женой. Я говорю: «А где же ваши охранники, милиционеры, которые всё перекрывают?» На что тот мне отвечает: «Что?..Да он пешком вообще пришел, не видишь что ли?» Всё очень просто на самом деле!

– Тем не менее, Вы всегда очень тепло отзываетесь о России!

– Это большая добрая страна, которая примет, обогреет, накормит, где живут люди с по-настоящему большим сердцем. Я очень много своего внимания уделяю дружбе России и Армении, учу своих родственников и друзей, как нужно относиться к России: есть старший брат – русский народ, если вы будете его любить и почитать, то он будет любить и заботиться о вас как о младшем брате. Я уже давно не считаю себя приезжим, у меня здесь родилась дочка, сын служит в армии этой страны, и я горжусь этим. Все меня спрашивают, глядя на сына-офицера: «А кто будет бизнес продолжать?», а я говорю: «Я пока умирать не собираюсь». Жизнь покажет, но я не буду заставлять сына отказаться от той дороги, которую он выбрал.



– К слову, о выборе жизненного пути. Как думаете, наступает такой момент, когда понимаешь, что сделал правильный выбор?
– Не знаю. Я думал над этим, но… Если бы я не достиг успеха и моя компания буксовала, то возможно, я подумал бы, что выбрал не то, но у меня получается. Мне интересно развиваться, сейчас мы работаем над новыми направлениями, я суеверный, не буду пока говорить. Я немного боюсь этих проектов, потому что не очень разбираюсь, а я привык заниматься тем, в чем разбираюсь и что люблю.
Возможно, в другом месте повезло бы больше. А возможно – наоборот. Но сегодня я здесь, горжусь тем, что создал и верю, что создам больше. В детстве я вообще мечтал быть директором автошколы, потому что думал, что все машины будут мои. Можно ездить каждый день на разных машинах! (Смеётся.)

– Каких правил Вы придерживаетесь?

– Мой отец, когда провожал меня в Россию, дал мне несколько наказов. Первое: Не будь жадным. Он не имел в виду: «Будь транжирой», нет. Он сказал, что кто бы ни был человек и кем бы он не работал, утром, выходя из своего дома, он думает о том, как заработать денег и прокормить семью. И если ты заработал сегодня 10 рублей и видишь, что кто-то нуждается – помоги, пусть у тебя самого к концу дня останется всего 1 рубль. Второе: Никогда не говори последних слов. Эти слова человек запомнит на всю жизнь. Промолчи, когда-нибудь человек поймет, что ты не сказал последнее слово, и придет извиниться, а если не придет, то хотя бы врагом не останется. И еще: Раз ты решил заняться бизнесом, когда-нибудь тебе придется выбрать: стать рабом денег или остаться человеком. Прошло много лет, мы сидели с папой в Карабахе, чай пили, в нарды играли, и он меня спросил: «Ну что?». Я говорю: «Ты не поверишь, пап, я не стал рабом денег». Он меня обнял, поцеловал и сказал: «Спасибо».

– Многие хотят уехать из маленьких городов, как Ставрополь, в мегаполисы или даже за границу.

– Я не представляю жизнь моей семьи вне Ставрополя. У меня есть две Родины – Нагорно-Карабахская Республика и Ставрополь. Когда здесь, скучаю по Карабаху, когда там – по Ставрополю. Каждый человек сам выбирает, где ему быть счастливым, но я никогда не думал о том, чтобы уехать.

– Есть такое место, где Вы отдыхаете душой?
– Рядом с мамой. Больше нет таких мест, которые бы могли заменить её сваренную кашу, её присутствие.



– Легко ли в наш век обилия социальных сетей и других возможностей постоянно поддерживать общение установить границы между приятелями и настоящими друзьями?
– Когда говорят «друзья», я почему-то вспоминаю Пятигорск. Не город, а пять гор. Для меня друг – это гора, которую невозможно разрушить. Мы выбрали друг друга, я – его гора, он – моя. Я встану спиной к своей горе, и никто не сможет меня победить. Таких друзей у меня пять, хочу сломать стереотип, что дружбы между женщиной и мужчиной не бывает. Бывает! Одна из друзей - Светлана Попова, мой друг и заместитель.

– У Вас есть история, которую Вы никому не рассказывали?

– Я ел лягушку, но никому не говорил об этом. (Смеётся.) Это сейчас уже распространенное блюдо, а когда я ее попробовал первый раз, почти никто не пробовал. Я думал, как рассказать, и спрашивал у всех: «А ты лягушку ел?», а мне все: «Фу! Нет!» Ну и я решил, что рассказывать никому не буду.

– А рискнули бы съесть фугу? (Прим. – Блюдо японской кухни из некоторых видов ядовитых рыб, которые при неправильном приготовлении поваром сохраняют содержащуюся в них смертельную дозу яда, что естественно приводит к летальному исходу дегустатора.)
– Зависит от того, насколько буду голоден. (Смеётся.) Что бы точно не рискнул сделать – прыгнуть с парашютом.

– Загадайте новогоднее желание!
– Я хочу, чтобы все были счастливы, и в нашей стране был мир. Обязательно быть добрыми и помогать людям. Иметь трудолюбие, цель и желание. Улыбайтесь! Всё остальное получится!

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!