Доминируй, подчиняй и властвуй 1390 дней назад ( 1 октября 2014)

Красивая, ухоженная и спортивного вида девушка по имени Инна сидит напротив меня в ресторане и абсолютно спокойно рассказывает мне о том, как, уехав из родного Ставрополья, она поселилась в Нью-Йорке, где сейчас занимается тем, что на профессиональном уровне унижает американских мужчин, получая за это деньги, позволяющие путешествовать и заниматься любимыми видами спорта, и, что немаловажно, удовольствие. Доминанта — что это за профессия и в каких университетах этому учат? Преследуется ли это законом? Кто они — люди, желающие быть униженными, и люди, желающие унижать?


— Инна, скажи, как ты оказалась в Нью-Йорке? Твои первые впечатления от него, и связываешь ли ты свою дальнейшую жизнь с этим городом?
— Когда мне было восемнадцать лет, я была на первом курсе СГУ, и как и многие студенты, мечтала побывать в Штатах. Я подписалась на программу work and travel. Это была возможность поработать в новой стране, узнать побольше о местной культуре и улучшить английский. В то время я занималась парашютным спортом на аэродроме Ставрополя. К сожалению, условия для парашютизма в Ставрополе оставляли (и оставляют) желать лучшего, и мне очень хотелось прыгать в более прогрессивном месте. В общем, Америка мне подходила во всех отношениях. Поработав три месяца в штате Мэриленд и попутешествовав по стране на заработанные деньги, я поняла, что здесь есть возможность и жить лучше, и следовать своим амбициям. Помимо прыжков с парашютом с самолёта, я начала заниматься BASE прыжками (прыжками с фиксированных объектов), попробовала дайвинг в районе Карибских островов.
Это был тот период, когда я осознала, что моё ставропольское образование ни к чему меня не приведёт и ничего мне не даст... Я с детства мечтала о свободе передвижения и самовыражения, что, конечно, довольно абстрактно, и я не была уверена, чего именно я хочу. Но я решила, что начинать самостоятельную жизнь в Штатах куда более перспективно. Так в девятнадцать лет я приехала в Штаты на ПМЖ.




 


— Что было первое, чем ты занялась, приехав в Америку? Как ты пришла к своей нынешней деятельности и как ты называешь такую работу? Расскажи вкратце, что она из себя представляет?
— Мэриленд мне наскучил довольно быстро — люди там очень стандартно мыслят, а таких, как я, кого интересуют экстремальные виды спорта, там скорее осуждают. Получив MBA и разочаровавшись в корпоративном мире, я поняла, что пора менять место жительства и карьеру. Долго думала над тем, что я хочу от жизни, и решалась переехать в Калифорнию... Но оказалось, что у жизни на меня были свои планы. Совершенно случайно я познакомилась с мужчиной из Нью-Йорка,который распознал во мне способности к доминированию и предложил попробовать свои таланты на профессиональном уровне в Нью-Йорке. Я далеко не сразу приняла его предложение — я никогда раньше не задумывалась о садомазохизме и вообще была всячески против насилия. Так как он сам имел мазохистские склонности, он был не против поделиться знаниями, предложил стать моей первой жертвой, помог выбрать мне наряд... И постепенно я вошла во вкус. К тому времени моя корпоративная работа стала совсем невыносимой, бармэном быть не хотелось, и я подумала, что со своими нестандартными интересами мне нужна соответствующая работа. Ведь больше всего на свете мне противна неискренность людей — когда общество толкает людей соответствовать определенным шаблонам и стандартам поведения. Это особенно хорошо выражается в корпоративном мире в окрестностях Вашингтона, где у людей принято носить маски карьеристов и семьянинов... Не говоря уже о провинциальной России, где, к примеру, не прилично быть не замужем и без детей после тридцати… Я искренне мечтала о мире, где люди могут не стесняться быть собой, не стесняться своих желаний, какими бы странными они ни казались... Работа доминантой казалась идеальной, но я не была, уверена, что я смогу достаточно зараба-тывать, занимаясь только доминированием. 
И я решила рискнуть — переехала в Нью-Йорк и устроилась в dungeon — так сказать, то место, где воплощаются в жизнь все садомазохистские фантазии. 
Должна сказать, что Нью-Йорк поразил меня во многих отношениях — здесь реально есть всё! Здоровый образ жизни и любые извращения. Нельзя даже вообразить хобби, занятие или интересы, которых здесь нет. 



Вкратце, работа заключается в следующем. Я создала себе образ с учётом собственных черт характера и потребностей клиентуры — Ms. Renee Trevi. Мистресс Рэне — интеллигентная, самодостаточная, знающая себе цену, эмоционально уравновешенная, смелая, уверенная в себе женщина, которая носит кожаное или латекс. Я с детства мечтала воплотить в себе эти качества, хотя общество диктовало противоположное — чрезмерную женственность, скромность и подчинение.
Работаю я где-то 10 часов в неделю, по графику, который я сама себе выбираю, что даёт мне свободу практиковать свои многочисленные хобби — парашюты, сноуборды, акваланг, йога, танго, ролики... Я также очень рада, что теперь могу просыпаться когда захочу — если честно, я ненавижу просыпаться рано утром.

— Что представляют из себя те мужчины, которые обращаются к тебе? Это забитые жизнью, начальством и женой подкаблучники или вполне добившиеся каких-то социальных высот люди?
— Мои клиенты — это в основном успешные и состоятельные мужчины, работающие в финансовом мире «wall street». Но бывают и совсем другие — студенты, врачи, учителя, почтальоны, строители. Есть женщины и супружеские пары. То, что их объединяет — это фантазия подчиниться «госпоже» в той или иной форме. В их повседневной жизни им приходится играть роль сильных альфа-самцов, и к сожалению, в их быту нет места и времени для воплощения своих навязчивых фантазий, поэтому они предпочитают анонимно посещать доминанту. Таким образом, и у меня, и у моих клиентов есть шанс перевоплотиться в героев собственных фантазий. 
По мнению психиатров, BDSM — Садизм, Мазохизм, Доминирование и Подчинение — официально считаются здоровым увлечением, и не имеет ничего общего с педофилией и прочими психическими отклонениями. Что самое интересное, под маской «нормальности» у многих людей есть садомазохистские склонности (с тех пор, как я начала этим профессионально заниматься, многие мои знакомые признались, что и у них есть подобные фантазии). 




 


 


— Скажи, несмотря на закрепившееся в обществе мнение о том, что любые услуги, оказываемые женщиной мужчине за деньги и основанные на удовлетворении его потребностей, являются проституцией, ты считаешь это скорее психологической реанимацией? И правда ли то, что сексуальный контакт, в прямом его понимании, исключен при любом виде твоего взаимодействия с клиентом?
— У тех, кто никогда не имел отношения к подобному роду занятий, есть два основных заблуждения — что моя работа связана либо с проституцией, либо с насилием. Считаю необходимостью пояснить, что это не так. Я не оказываю секс-услуг, и клиенты от меня этого не ожидают — им всем хорошо известно, что от меня можно ожидать, и что сексуальный контакт в прямом понимании полностью противоречил бы моему имиджу безжалостной богини. Я также никогда не раздеваюсь, скорее наоборот — мои клиенты любят, когда я полностью покрыта кожей или латексом. 
Насчет насилия... Насилие — это когда обижают без твоего согласия. В случае моих клиентов, любое применения, физический силы либо психологического доминирования/унижения — это то, что мы обговариваем заранее. Я также прошу клиентов выбирать себе «safeword» — слово, сказав которое мы останавливаем игру. Хотя, если честно, до safeword обычно не доходит — я и сама чувствую, когда лучше надавить, а когда лучше дать человеку прийти в себя. Должна сказать, что большинство моих клиентов не хотят интенсивной физической боли. В основном они выбирают психодраму, то есть ролевую игру, основанную на своей фантазии о подчинении. 
К примеру, один мой клиент очень пережи-вает, что его возраст подходит к пенсионному и что его скоро уволят, а на его должность уже стажируются молоденькие студентки. Он осознает, что компании намного выгоднее нанять молодых работников, которым можно меньше платить... И что самое страшное, — он боится, что эти девушки-стажеры об этом догадываются, и втайне над ним смеются. Он ежедневно переживает на эту тему, что очень сильно влияет на его здоровье и семейную жизнь. Однако жене поведать о такой проблеме он стесняется. В итоге он приходит ко мне, и мы обыгрываем то, чего он боится больше всего. Я играю роль девушки, студентки, которая не стесняется над ним издеваться — я смеюсь над ним, ставлю его на колени, даю пощёчину... 
В какой-то момент я чувствую, что он уже на дне — дальше его унижать некуда, и самое страшное он уже пережил. В этот момент его гордость пропадает, бояться больше нечего, и наступает момент полного умиротворения... Ему больше нечего терять, и он теперь обрёл свободу... Клиент счастливый уходит домой, зная, что это останется между нами.






— То есть ты стараешься помочь тем мужчинам, которые к тебе обращаются, и как-то разрешить их психологическую проблему? 
— Многие клиенты совсем не считают, что у них есть проблема — скорее наоборот, находят свои садомазохистские игры дополнительным хобби. А почему бы и нет? Это и вправду замечательная возможность отвлечься от семейной и рабочей суеты, воплотить свои фантазии в реальность, при этом не изменяя жене.
К примеру, популярная услуга — сенсорная депривация — когда я полностью иммобилизую клиента, связываю так, что он не может шевелиться, закрываю глаза с помощью blindfold, затыкаю рот ball gag, на уши одеваю наушники с шумоизоляцией... Таким образом, клиент отдает себя в моё распоряжение и полностью расслабляется. 

— Есть что-то, что тебе не нравится в твоей работе, что ты не будешь никогда делать, и можешь ли ты отказать клиенту?
— Как и в любой другой сфере услуг, у меня иногда бывают клиенты, которые мне не нравятся как люди — сильно требовательные, привередливые, готовые начать жаловаться по пустякам. Так же бывает тяжело с клиентами, которые стесняются объяснить, что им нужно, а потом уходят разочарованными, потому что я не угадала. 
Я также не очень люблю подолгу носить корсеты и одежду из латекса — это неудобно и вредно для кожи. Но приходится искать компромисс — большинство моих клиентов обажают образ госпожи в кожаном корсете или в костюме кошки из латекса. Помимо этого, я четко определяю области БДСМ и фетиша, которые мне не нравятся. 
К примеру, я терпеть не могу инфантилизм и не оказываю услуги клиентам, которые хотят играть роль двухлетнего ребенка в подгузниках. Все эти детали указаны у меня на сайте. 










— Инна, а случалось когда-нибудь, чтобы твои клиенты обижали тебя?
— Нет, это исключено. Все мои клиенты скорее боятся меня, и ведут себя робко и стеснительно. Ко всему прочему, я встречаюсь с клиентами в специально оборудованном помещении, где есть всё, что мне нужно для работы. Там всегда дежурит менеджер, и клиент знает, что мы не одни. 
Я не знаю случаев, когда клиент бы реально кого-то обидел. На моем сайте также чётко указано, что любое проявление неуважения к госпоже (например, если клиент очень пьян) приведёт к тому, что клиента выставят без возврата денег. 

— Расскажи, на Западе есть всё для поддержания такого бизнеса, которым ты занимаешься, и не преследуется ли это законом?
— В Нью-Йорке BDSM и фетиш услуги легальны.

— Пыталась ли ты понять истоки мужской слабости и желаний быть подавленным? Возможно, читала литературу, которая дала бы ответы, анализировала сама происходящее?
— Мне по сей день интересно узнать побольше о разных научных точках зрения об истоках фетиша и БДСМ. И поразительно, что существует много довольно расплывчатых объяснений, которые с практической точки зрения бесполезны представителям нестандартных сексуальных предпочтений. К примеру, Фрейд считает садо-мазо транс мутацией инстинкта смерти, Штекель предположил, что это сексуальное проявление инфантилизма, а Маслов, в свою очередь, уверен, что садо-мазо имеет корни в страхе потери контроля. Но в одном согласны почти все — в любом обществе около 10% людей заинтересованы в БДСМ или фетише (сравнительно столько же, сколько в обществе гомосексуалистов). 
Из моего опыта я вижу, что тенденции к полному подчинению женщине есть у добившихся социальных высот мужчин-лидеров. Говорят же, для того чтобы быть хорошим лидером, ты должен понять, как быть хорошим рабом, а для того, чтобы быть на высоте, ты должен побывать на дне. Есть же что-то мистическое во взаимодействии полярностей — мужское/женское, сила/бессилие, тихий омут/черти, девственница/шлюха, Инь/Ян... 
Я очень уважаю своих клиентов — это люди, которые не боятся копаться в своих скелетах в шкафу и дойти до дна своих страхов. Награда за это — мистическое восприятие глубинной реальности, саморазвитие, познания себя и мира. Возможность принять себя, стать более целостным, преобразовать свои страхи. 



— Ты ведь понимаешь, что не будешь заниматься этим вечно, как ты планируешь в дальнейшем свою жизнь и не хочешь ли трансформировать твою сегодняшнюю работу в какую-то близкую этому по специфике?

— Я вполне могу этим заниматься как минимум до пенсионного возраста и считаю, что моя карьера только начинается. В этой области работают не только молодые девушки, но также женщины, которым за пятьдесят. У женщин в возрасте есть преимущество опыта, а также у них более натурально получается властвовать и командовать. У меня как раз с этим и проблема — из-за того, что я молодая и худенькая, новым клиентам трудно представить, что я смогу взять над ними контроль, избить, к примеру. Поэтому я стараюсь казаться старше.
Я также рассматриваю близкие профессии — к примеру, я недавно начала заниматься съемкой БДСМ-видео, которые я продаю на сайте clips4sale. Думаю начать заниматься этим более серьезно и создать свой собственный интернет-магазин. Я также знаю доминант, которые впоследствии стали психологами. 







— Как твой бойфренд относится к твоей работе? Планируешь ли ты создать семью, родить детей?
— У многих девушек этой профессии есть проблемы в личной жизни — далеко не каждый мужчина готов принять такую работу. Но я всегда предпочитала мужчин, которые меня ни в чём не ограничивают — ведь свобода это мой стиль жизни, я не хочу, чтобы бойфренд диктовал, как мне жить. Семью и детей мы с моим нынешним бойфрендом пока не планируем. Мы оба любим много путешествовать и прыгать с парашютом, и на это уходят все свободное время и деньги.

— Да, я знаю, что ты много путешествуешь, в каких-то странах живешь достаточно подолгу, увлекаешься йогой, осваиваешь самые разные экстремальные виды спорта. На всё это хватает тех денег, которые ты зарабатываешь, обижая мужчин?)))
— Да, на всё это хватает денег, которые я зарабатываю будучи доминантой. Я считаю, что мне нереально повезло с профессией.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!