Денис Гольтяпин. Увлечённый жизнью 34 дня назад (17 октября 2018)

Андрей Васильев / текст
Виктория Брежнева / фото


Стильный подтянутый мужчина входит в клинику «Департамент Сердца», девушка в белом халате передаёт ему папку с какими-то документами и он следует в свой кабинет. Прямо здесь кушетка, письменный стол, стулья – нехитрая мебель для приёма больных, никакого намёка на то, что наш герой здесь главный – нет. Час назад он вышел из фитнес-клуба, перед этим начал утро с чашки ароматного латтэ макиато. Прошлым вечером перед сном он сделал несколько проливов красного чая за чайной доской, а сегодня после работы доктор превратится в фотографа: запланирована портретная съёмка для одного журнала. Находясь в приятной суете перемещений по родному Ставрополю, Денис Гольтяпин задумывается, а не поехать ли в очередной раз в Париж или, например, в Будапешт… Для человека, увлеченного жизнью, нет предела возможностям.



Запах операционной
Все плюшевые медведи моего детства были многократно мною прооперированы. Моя мама – врач-реаниматолог. Я помню своё детство в больнице. Самое большое счастье было, когда мама брала меня с собой на работу. Там было много всего интересного, особенно мне нравились запахи процедурной, операционной, накрахмаленных белых халатов. В ординаторской водился кусковой сахар, которого у нас дома никогда не было, любимое лакомство тех времён. Я любил играть с муляжом женщины по имени Анка, на которой тренировались реаниматологи. Не разбирая туловище, можно было вытащить сердце и лёгкие, открепить руки.

После окончания медакадемии я долгое время был преподавателем кафедры внутренних болезней. До сих пор, когда читаю лекции по краю, обязательно подойдёт какая-нибудь тётка и скажет: «Вы помните, я у вас училась!» Я говорю: «Давайте потише, не будем об этом вспоминать вслух!» (смеётся). Многие мои студенты старше меня или выглядят старше, потому что я преподавал с молодых лет, а они иногда были взрослее.

С тех пор, как ввели ЕГЭ, количество людей, которые стали проникать в академию с плохим образованием стало больше. С этого момента мой интерес к преподаванию стал угасать. К тому времени, я уже преподавал на протяжении пятнадцати лет и нужно было начинать новый виток в жизни.

У меня никогда не было проблем с доходом – «хорошего врача пациент всегда прокормит». Помимо преподавания, я успел поработать медбратом в реанимации, но понял, что это не для меня: слишком стремительно нужно всё делать, а я люблю поразмышлять и принять решение в тишине. Путь к открытию клиники был очень медленным, всё время не хватало ресурсов. Медицина, как бизнес, требует постоянных вложений, чтобы техника была новая и расходный материал не заканчивался, чтобы врачи постоянно обучались, повышали квалификацию. Потому что в медицине, если ты не первый – ты последний!

Прогноз погоды

Однажды, когда я учился в восьмом классе, меня попросили передать какую-то бумагу на радио. Я уже точно не помню всех обстоятельств, но мы встретились с редактором, она обратила внимание на мой голос (у меня с детства была правильная литературная речь и буквально врождённая грамотность) и сразу предложила сделать что-нибудь на радио. Вот так я совершенно случайно, ещё будучи ребёнком, открыл для себя магию радиоэфиров. Я работал сначала в редакции детских программ, потом в литературно-драматической редакции. Помню своих учителей: Людмилу Петровну Колтун и Олега Павловича Даусона. Они не только научили меня писать, размышлять вслух, но и даровали огромный человеческий опыт.

Мне посчастливилось вести первые прямые эфиры во время перестройки. До этого их вообще не было в Союзе.

Всегда большой радостью было читать прогноз погоды, самый главный текст на свете. По большому счёту, радио и слушают ради прогноза погоды (смеётся). Если вы едете в такси и начинается прогноз погоды – таксист автоматически сделает звук громче.

До сих пор из старых архивов запускают наши программы тех лет, иногда мои знакомые говорят, что слышали меня по радио.

В какой-то момент мне показалось, что я ошибся с медициной. Мама меня поддержала: если ты ошибся, давай поедем поступать в МГУ на журналистику. Я собрал свое портфолио и мы поехали. Нас принимал лично декан факультета Ясен Николаевич Засурский. Знаменитый журналист посмотрел мои работы и сказал: «Вы понимаете, что вы уже работаете журналистом, мы вас больше ничему не научим… но если что-то случится, то кормить вас будет не профессия журналиста, а медицина. Попробуйте как-нибудь ещё продержаться годик-другой в мединституте, а уж если не получится – мы вас возьмём без творческого конкурса».

Через год на третьем курсе начались клинические дисциплины, и я понял, что нахожусь на своём месте. Все сомнения развеялись.



Чтобы завтра наступило
У японской девочки, которая родится сегодня, есть все шансы дожить до ста лет. Если мы возьмём десятерых человек в России и спросим, какой у вас уровень сахара, холестерина и какое давление, я гарантирую, что девять из десяти не ответят на этот вопрос. У нас в стране только внезапная смерть близких или знакомых побуждает людей прийти и проверить состояние своего здоровья. Мы чаще отвозим свои автомобили на диагностику, чем посещаем врачей для профилактики. Чтобы завтра наступило, как гласит слоган нашей клиники, нужно проверяться хотя бы один раз в год.

Мы позволяем нашим больным есть жирные продукты и потреблять 360 яиц в год. Мы ограничиваем соль и алкоголь. Особенно вредны для сосудов сахар, пирожные и булочки. Можно смело выпивать до четырёх чашек эспрессо в сутки. Это может обезопасить себя от инсульта и от болезни Альцгеймера. Об этом стало известно благодаря исследованию с участием медицинских сестёр, которое проводилось в течение пяти лет в Америке. Одни регулярно пили кофе, а другие нет. Затем ученые проследили их судьбу в последующие годы жизни. Медсестры и медбратья, которые пили кофе, жили дольше и лучше. Возможно, это справедливо относится и к чаю, ведь активные вещества в этих напитках одинаковые, но такое исследование пока ещё не было проведено официально.

Мелодия чая
Я люблю игру ароматов и вкусов, люблю улавливать то, что меняется в течение короткого периода времени. Настоящий китайский чай подобен музыке: она развивается, но основная мелодия никуда не уходит. И мелодия чая меня очень привлекает, это целая вселенная, в которой можно приятно расслабиться. С этим увлечением никогда не станет скучно – можно бесконечно пробовать новые сорта, экспериментировать с методами заваривания. У меня есть целая коллекция глиняных чайников ручной работы и пиал. Чай точно тебе не изменит, он будет всегда и разным и знакомым одновременно, и очень гармоничным, за исключением некоторых сортов.

Я устраиваю чаепитие за чайной доской один, два раза в день, в основном вечером. Чай, наряду с занятиями в спортзале и фотографией, хорошо снимает напряжение и вдохновляет меня по жизни.

Чистая матрица
У нас в семье всегда были фотоаппараты. Я, сколько себя помню, столько и с камерой в руках. Каждый день я снимаю что-то на камеру телефона, фотографирую глазами – кадр, который ты видишь, – этого уже может быть достаточно, не обязательно его фиксировать с помощью техники. Я очень люблю студийную съёмку, когда можно играть светом, выставляя световой рисунок таким, который необходим. Благодаря фотоискусству взгляд на мир становится более пристальным, бережным, внимательным. Практически на расстоянии вытянутой руки можно найти объект красоты для своей фотографии. Главное – только присмотреться. В фотографии очень важно не стать тем, что в писательстве называется «графоманство». Знаете, сейчас кого ни спроси – каждый фотограф. Я иногда снимаю по просьбе журналов, для разных проектов, но не подписываю фото своим именем. Хочется, чтобы снимки оценивали без привязки к моей персоне.

Я учился в фотошколе у известного педагога Андрея Рогозина. Он настолько божественно знает композицию, что у меня возникло ощущение, будто я сороконожка, у которой заплетаются все сорок ног одновременно. После встречи с Андреем мне пришлось полностью переосмыслить подход к построению кадра, какое-то время даже не брал камеру в руки, боялся, что буду «неправильно» фотографировать (смеётся). Но этот период нужно было просто переждать, забыть всё, чему научился, знание само проявится в нужный миг.

Дорожное новоселье

Путешествия – это праздник новой жизни! Как писал Набоков, «люблю дорожное новоселье». Есть города, которые привлекают тебя вновь и вновь, в моем случае – это Париж, даже не знаю, сколько раз я был там, – двенадцать или пятнадцать? Первые впечатления всегда связаны с туристическими достопримечательностями, а когда ты приезжаешь во второй, в третий раз, тебя встречают друзья, и город предстаёт в совершенно других красках.

Хорошо для меня открылась Германия. Я учился там и подружился с самыми разными людьми. Я всегда очень плохо воспринимал немецкую речь, но однажды в мюнхенском метро я услышал, как маленький мальчик разговаривает с отцом по-немецки. Это была такая певучая ангельская речь, которая полностью изменила моё отношение к немецкому языку. Высокий немецкий (Hochdeutsch) красив и строг.

На днях, в очередной раз споткнувшись о выступающий порог калитки своего дома, я вспомнил своё путешествие в Барселону. Этот чудесный город абсолютно лишён острых углов. Здания не пугают остротой углов, а бордюры прячутся именно в том месте, где человеку нужно пройти. Столица Каталонии – это перчатка, которую ты надеваешь на руку, и она подходит стык в стык.
Бывают и такие места, которые не притягивают снова: так у меня было, например, с Португалией…



Роза ветров
Я живу в Ставрополе не потому, что я нигде не пригодился, а потому что мне нравится сюда возвращаться. Этот город имеет ряд преимуществ. Здесь множество лесных массивов и зелёный центр, хорошая вода и вкусные продукты, маленькие расстояния и неспешный ритм жизни. Когда ты путешествуешь по миру и тебе есть что сравнить друг с другом, родной город воспринимается по-новому. Если бы мы могли на выходные слетать на выставку или на концерт в Москву за двадцать евро, многие бы не обвиняли Ставрополь в отсутствии культурной жизни. Хотя я без труда нахожу для себя здесь интересный досуг, люблю ходить в театры, кино и художественные галереи, на концерты местных музыкантов.

С медицинской точки зрения Ставрополь привлекателен для проживания благодаря своей розе ветров. Вирусы и опасные бактерии не задерживаются в воздушных массах. Однако сердечно-сосудистые заболевания здесь протекают жёстче из-за высотного расположения.

Спустя 7 лет…
Я мыслю семилетними отрезками. Думаю, что по-прежнему буду врачевать. У меня будет больше времени на путешествия и фотографию. Хотелось бы меньше заниматься лечебной работой, ведь как ни крути, эмоциональное выгорание в нашей профессии – частая проблема.

В далёкой перспективе мне бы хотелось жить в тёплой стране у моря. Там я буду много читать, гулять с собаками, смотреть кино, ходить в оперу, фотографировать и, конечно же, пить чай за чайной доской.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!