Белоснежные воины 1326 дней назад ( 4 декабря 2014)

Капоэйра загадочна. Помню, я долго не мог понять, почему эти странные бразильцы крутятся друг перед другом, не нанося ни одного удара. Ещё непривычнее выглядели улыбки, которыми обменивались участники спаррингов. Не бой, а танец какой-то. Или всё-таки бой? Давайте разбираться! Тренер и глава краснодарского филиала школы Кордау ди ойру Катя Булахова любезно согласилась провести для читателей Культа экскурсию по вселенной дружеских подсечек, кульбитов и перекатов.



Тайны происхождения
Насчёт того, что означает само слово капоэйра мнения расходятся. Есть версия, что этим словом обозначали местность с низкой травой, куда приходили тренироваться первые капоэйристы. Ещё говорят, что название произошло от имени птички капоэрас, которую сейчас почему-то в Бразилии не знают. Люди собирались в круг, который и по сю пору зовётся «рода», начинали играть, петь и первый возглас, который издавал местре («учитель высшего уровня») представлял собой что-то вроде протяжного «ээээээ». Якобы он похож на пение этой самой птички.

Начинается наша история в Африке, откуда колонизаторы-португальцы вывозили рабов в Бразилию для работы на плантациях сахарного тростника и кофе. В основном вывозили крепких взрослых мужчин из Конго, Анголы, Мозамбика. Естественно, у свободолюбивых африканцев были свои церемонии и ритуалы, которыми они очень дорожили, как последней ниточкой, связывавшей их с утраченной родиной. Отсюда следует второй вариант происхождения капоэйры — что её привезли в Бразилию африканцы. У них был ритуальный танец нголо («танец зебр»): мужчины собирались в круг и импровизированно двигались, прыгали под бой барабанов — атабаков, изображая этих животных.
По понятным причинам они не желали трудиться на эксплуататоров и при малейшей возможности сбегали, создавая поселения, называвшиеся киломбуш и там продолжали тренировать капоэйру, именно как боевое искусство.

У португальцев были ружья и пушки, у беглых были только крепкие ноги и их делали оружием: воины вставляли завернутые в пальмовые листья лезвия между пальцев. Основа капоэйры — мощные круговые удары и рана, нанесённая таким лезвием, часто была смертельной. Противостояние породило много легенд о непобедимых героях, выигравших сотни битв с работорговцами и плантаторами. Таким, например, был Зумби, который стал для народа Бразилии символом сопротивления (настоящее имя Зумби дус Палмарис, возглявлял одно из крупнейших поселений Палмарис, которое сопротивлялась правительственной блокаде около 70 лет).







Подполье и выход из него
Со временем капоэйристы стали выходить на улицы городов и образовывать банды. Особенно массовым это явление стало после 1888 года, когда в Бразилии формально отменили рабство и тысячи людей стали свободны, но остались без земли, а значит и без средств к существованию. Капоэйра криминализировалась, стала незаконной и оставалось таковой до тех времен, когда появился человек, сыгравший великую роль в её истории — Мануэль дос Реш Машадо или Местре Бимба, как его прозвали в народе. Надо пояснить, что традиционно у капоэйристов два имени: обычное, которое известно родне, друзьям и близким и апелидо — псевдоним или, если угодно, кличка, известная в кругу капуэйристов.

Местре Бимба создал единую, стройную систему, объединив мелкие течения капоэйры и в 1930 году, вместе с учениками, презентовал специальную программу тогдашнему президенту Бразилии. После презентации, которая произвела на президента позитивное впечатление, клеймо принадлежности к преступному миру с капоэйры было снято и Бимба дали разрешение на открытие официальной школы, которое состоялось в 1932 году — «Лута Режионал Байана». Так появилась легендарная Академия режиональ, от которой и ведут свой путь большинство современных школ. Кроме того, местре придумал использовать белый цвет для формы и разработал 12-ти ступенчатую поясную систему.

Начинается музыка
Вначале в арсенале капоэйристов были только барабаны, позже был придуман струнный инструмент биримбау. Выглядит он как лук, на который натянута струна и прикреплена сухая тыква-горлянка, служащая резонатором. Всего одна струна — и уникальное звучание. В качестве медиаторов выступают палочка, которой бьют по струне и камушек, которым её прижимают. Получается три группы звуков, на их сочетаниях и строится исполнение. Для биримбау придумано 12 базовых ритмов, каждый из которых соотносится с определённой скоростью движения.

Оркестр или, по-португальски, батария состоит из трёх биримбау, различающихся по тембру, от высокого к низкому: виола, медиа и гунга. Они играют одновременно три разных ритма, на взаимной оппозиции которых строится грув. Помимо этого, оркестр использует два атабаки, один с низким звучанием, другой со средним и пандейру, обычный бубен. Общий тем, подобно метроному, поддерживаю, колокольчики из металла или кокосов — агого.

Любой капоэйрист должен уметь играть. Наши тренировки проходят так: собирается рода, самым главным человеком в которой является местре. Чаще он играет на среднем биримбау или же большом, называемым Гунге. Начинается музыка, два человека выходят в центр круга, их сменяет следующая пар, участники которой стоят в готовности по бокам от батарии (оркестра), и так далее. У процесса нет начала и конца, он течёт как река. Люди выходят в круг, передают друг другу инструменты. В Бразилии рода может продолжаться сутками. Поём мы на португальском. Знание языка — тоже обязательная вещь, поскольку местре часто не знают английского, а общение с ними бесценно.







Танец для всех
В капоэйре вообще имеют значение имена учителей, конкретные школы. Есть схожесть с тем как относятся к этому в восточных единоборствах, с поправкой на куда меньшие требования по дисциплине и дружескую атмосферу. Лично я поддерживаю и развиваю крупнейшую школу Кардау ди ойру («Золотой пояс»).

Интерес к единоборствам мне передался от отца. С 10 до 14 лет я занималась вместе с ним айкибудо, шла на коричневый пояс. Однажды его друг принес затёртую кассету с фильмом «Только сильнейшие» с Марком Дакаскасом, где я впервые увидела капоэйру. Собственно, по опросу среди учеников я знаю, что в капоэйру приходят в основном двумя путями — через этот фильм и файтинг Теккен, где есть герои-капуэйристы. Папа быстро нашёл мне группу и занимался со мной первые три месяца, чтобы я не сбежала. На сегодняшний день я занимаюсь уже 11 лет, из них четыре года веду свою группу. В декабре лечу к своему местре в Бразилию, надеюсь пройти экзамен и получить самый высокий, по нынешним меркам, пояс для женщин-тренеров из России — синий, уровня инструкторе. Очень волнуюсь, но надо). К нам приходят очень разные люди всех возрастов. Приходят забитые и боязливые, им занятия помогают раскрыться внутренне, раскрепоститься. Приходят совсем без физической подготовки и это даже плюс — не приходится переучивать. Капоэйра отлично заменяет сразу несколько видов фитнеса, тут работают все группы мышц, причем в разных режимах. Она открывает как физический, так и духовный потенциал, меняет людей к лучшему. Мы все активно контактируем между собой, часто ездим в гости и на семинары, по России и за рубеж. Можно запросто поехать практически в любой город, где есть отделение Кардау ди ойру и там тебя встретят, уложат спать, покажут достопримечательности, помогут с транспортом.



Целостность и честность
Соревнования по капоэйре — тема абсурдная и не особо обсуждаемая. В Москве некий Роман Белов открыл Российскую федерацию капоэйры, торжественно назначил самого себя её председателем и устроил соревнования для привлечения внимания. Капоэйра слишком многогранна, она состоит из живых, тесно связанных элементов. Их не разделить не разрушив гармонии. Непонятно как, по каким критериям её судить. Она не заканчивается на простом преподавании ударов и уходов, тут нужно стать частью бразильской культуры, выучить португальский, научиться играть на инструментах, знать историю. Капоэйра — не просто боевое искусство, это особое целостное сообщество, образ жизни и образ мысли. Закончить обучение невозможно — в хорошем смысле слова. Важно выучить базовые элементы, а затем ты выстраиваешь их сочетания и формируешь свой индивидуальный стиль. Он и ценится выше всего. Вместо соревнований мы ежегодно проводим батизаду (посвящение) и в дальнейшем трока ди кардау — «смену пояса».

Я устраиваю фестиваль, куда приезжают бразильские мастера и их ученики. Кстати, они, как правило, безумно бедные люди, живут в фавелах и кроме капоэйры ничем не занимаются. Местре экзаменует моих учеников и повязывает на них новые пояса. 12-й белый пояс у нас один на всю школу, у гранд-мастера местре Суассуны, который открыл Кардаоди ору, еще в далеком 1968 году.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!