Сказ о том, как канадские бабушки Водянову щипали 1526 дней назад (17 июня 2014)



В конце ноября 2013 года компанией Era Minerals, представляющей в России минеральную косметику нового поколения, на базе салона «Ассоль» в г. Михайловске был организован мастер-класс Аркадия Соколовского — специалиста международного класса по макияжу (make-up artist). Являясь тренером и судьей региональных конкурсов по парикмахерскому искусству и декоративной косметике, ведущим стилистом журнала «Плавание», «Beauty», имиджмейкером клубов «Рай», «Плэйхаус», кроме того, ведущим визажистом Era Minerals, а также имея за плечами еще массу титулов и 14-летний опыт работы в сфере красоты, Аркадий приехал поделиться секретами своего мастерства со всеми желающими приобщиться к волшебному миру фэшн-индустрии.
Меня же более всего интересовал Аркадий как персонаж, как стилист, достигший определенных высот, много разъезжающий по стране с мастер-классами, показами и конкурсами. Приехав без опозданий, высокий, с короткой стрижкой и белозубой улыбкой молодой человек во всем черном без всяких предисловий и манерных ужимок начал рассказывать о последних тенденциях в макияже и о возможностях, которые хранят в себе все эти баночки, именуемые современной косметикой, если к ним приложить талантливые руки профессионала.
Далее на практике он продемонстрировал высший пилотаж в создании повседневного и праздничного, подиумного макияжа. 




 


Из всего услышанного и увиденного мною, человеком далеким от мира показов и конкурсов, но тянущимся ко всему прекрасному, я вынесла несколько основополагающих истин. Мировые тенденции сегодня — это простота, минимализм, натуральность. Яркие краски в макияже Аркадий называл «пережитками журнала Долорес»; объяснял, что натуральные брови — это не «хорошо подщипанная Наталья Водянова», а аккуратно оформленные и без ярких оттенков; а нарощенные ресницы, именуемые им не иначе как «американская мечта», ушли в далекое прошлое. В моде фарфоровые, бумажные лица — матовые оттенки, никакого загара и хайлайтера. 
В праздничном макияже последний тренд — прорисованное одним, можно ярким, цветом подвижное веко, которое можно посередине углубить цветом или блеском. Сюда же добавить легкую растушевку, хорошо прокрашенные ресницы и черный акцент на слизистую нижнего века.
Было видно, что мастер искренне уповает на то, что уже и в провинции всем понятно, что расписные нарощенные ногти, кричащий макияж и татуаж бровей, именуемый им «наколотыми клюшками», — признак дурного тона. Татуаж бровей положен лишь тем, у кого этих бровей вовсе нет. Также я узнала, что «времена Ruby Rose давно отошли», а тотуаж век —  «Это вообще — атом!»…
На фоне метаморфоз, происходящих с моделями в руках высокого профессионала, я задала Аркадию несколько вопросов.










— Скажите, что должно было случиться в жизни молодого парня, чтобы он начал стричь, чесать и красить всех, кто желает быть красивым?
— Я родом из Смоленска, и моя мама была очень известным парикмахером в городе. Утром, когда лень было просыпаться и идти в детский сад, я просился пойти с мамой в салон. Так, с детства, я оказался в этой среде. Далее был опыт работы моделью, участие в конкурсах… А потом я решил пойти по маминым стопам и начал учиться. Вообще-то я должен был стать стоматологом, но меня подвели проблемы с химией, — улыбается Аркадий. 

— Вы много передвигаетесь по стране, какие проблемы с пониманием стиля в макияже наиболее бросаются в глаза в некрупных, назовем их так, городах?
— Люди уделяют много ненужного внимания деталям, не заботясь об образе в целом. Возрастные дамочки просят сделать им глазки поярче, рисуют «стрелки», думая что тем самым они добиваются моложавости, в то время как если бы этим «озорным канадским бабушкам» просто сделали ровный тон лица, освежили веко цветом, близким к естественному, и хорошо прокрасили ресницы, — выглядели бы они куда как моложе. Нужно уметь переубедить клиента, у которого «три пера, и те пышные», от излишней яркости, граничащей с пошлостью, научив и показав — как можно выгодно почеркнуть свои достоинства, не сильно их выпячивая. А иначе это будет «Чебурашкин труд».

— Аркадий, не возникает у Вас когда-нибудь чувство сожаления о том, что созданные Вами образы мимолетны и не остается после Вашей работы ничего, кроме хорошего настроения и приятных воспоминаний?
— Ни сожаления, ни обиды нет вовсе! Это чудесная работа! Мне нравится много ездить. Постоянно меняющиеся тенденции заставляют все время учиться чему-то новому, обмениваться опытом с другими профессионалами. А возможность делать людей красивыми, и от этого счастливыми, вообще ни с чем не может сравниться.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!