Поэтъ-безумецъ 13 сентября 2017

Удаляясь на праздничныя каникулы, презентуемъ Вамъ, почтенные, дабы скрасить пятничный вечеръ, разухабистый фельетонъ въ штилѣ «верлибръ» за авторствомъ охальника и повѣсы Михаила Авалонова, что скоморошествуетъ въ столичныхъ варьетѣ и на потаенныхъ банкетахъ знатныхъ вельможъ. Оная стихотворно-музыкальная импровизацiя не что иное, какъ тонкая философская сатира на тему природы любой дуэли, что когда-либо состоялась въ нашемъ подлунномъ мiрѣ. Сказываютъ, государевы цензоры, наслѣдные псы Бекендорфа, уже изволили запретить ея за скабрезность, ибо ужъ очень лихо столичныя кокотки отплясывали подъ нея танецъ тверскихъ селянокъ, именуемый тверкъ (главное преступленiе по нашимъ непростымъ временамъ). Какъ говорится: сегодня ты танцуешь тверкъ, а завтра ты Царя низвергъ!



Мой удъ англичанки величаютъ «Гудъ!»
А Вашъ удъ – малъ, тонокъ и худъ!
Мой удъ вѣситъ не одинъ пудъ!
А за Вашъ удъ надо отдавать подъ судъ!

Мой удъ вельми алчетъ Маланья Саврасова!
Вашъ удъ – хоть на помойку выбрасывай…
Мой удъ – проченъ, словно изъ асбеста,
Вашъ удъ – совсѣмъ изъ другого теста…

Мой удъ привѣтствуютъ любыя лона,
Вашъ же напротивъ… Зѣло маловатъ оный!
Мой удъ – громовержецъ, какъ Зевсъ!
Мой удъ – патрицій, Вашъ удъ – плебсъ!

Мой удъ – это твердость въ размѣромъ вкупѣ,
А Вашимъ удомъ — только толочь воду въ ступѣ…
Вашъ удъ – кусъ мяса въ вегетаріанскомъ супѣ…
Мой удъ – это Вашъ удъ въ кубѣ!

Мой удъ – самурай ниппонскій,
Вашъ удъ – что навозъ конскій,
Мой удъ – работы Фаберже,
Вашъ удъ – не растетъ безъ дрожжей.

Мой удъ – какъ Поддубный дюжъ,
Вашъ удъ – подколодный ужъ,
Мой удъ – словно цеппелинъ,
Вашъ удъ – выбитый клиномъ клинъ!

Рефренъ (х2):
Мой удъ – просто безподобенъ!
Мой удъ – жеребцу подобенъ!
Мой удъ – самый главный козырь!
Мой подарокъ дамамъ вмѣсто мимозы!

Мой удъ – знатный лоноувлажнитель!
А у Васъ не удъ, а удозаменитель!
За мой удъ мнѣ «отл.» поставилъ учитель!
А Вашъ удъ и на «уд.» не тянетъ, простите!

Мой удъ – куртуазный повѣса!
Вашъ удъ – одноактная пьеса!
Мой удъ – входитъ первымъ, какъ Кесарь!
Вашъ удъ –..... идетъ лѣсомъ!

Мой удъ – Кутузовъ, одноглазый маршалъ!
Вашъ удъ – Бонапартъ, драпаетъ маршемъ!
Мой удъ – красавецъ, какъ сударь Лоу Джудъ!
Вашъ удъ – безрадостенъ, какъ принудительный трудъ!

Мой удъ – гренадеръ на передовой!
Вашъ удъ – преимущественно тыловой…
Мой удъ – не дружитъ съ головой,
А если дружитъ – то съ Вашей головой!

Мой удъ удалъ, какъ эскадронъ Платова!
А Вашъ удъ – малъ, какъ дворника зарплата!
Мой удъ – таранъ, крушитъ врата въ лона,
Вашъ удъ – баранъ, таращится на оныя.

Мой удъ – утоляетъ страсти зудъ,
Вашъ удъ – лишній, словно сгнившій зубъ,
Мой удъ – манитъ, какъ заморскій фруктъ.
Вашъ удъ – хладенъ, какъ вчерашній супъ.

Мой удъ - словно батутъ циркача:
Юныя барышни скачутъ на немъ, хохоча.
Вашъ удъ - словно лампочка Ильича:
День и ночь безъ дѣла виситъ , повергая въ печаль.

Мой удъ – лучъ свѣта въ темномъ царствѣ!
Вашъ удъ не берутъ даже съ оформленной дарственной!
Вашъ удъ – коротокъ, какъ эпиграмма!
Мой удъ – сіе гвоздь программы!

Мой удъ – духъ египетскихъ пирамидъ:
Время идетъ, а онъ всё стоитъ и стоитъ!
Вашъ удъ – какъ богатырь на печи,
Спитъ днемъ и ночью, подавленъ, унылъ и молчитъ.

Мой удъ – въ графскомъ паркѣ тайный прудъ,
Туда приходятъ барышни и приводятъ подругъ.
Вашъ удъ – срамныхъ болѣзней букетъ…
А моимъ удомъ можно играть въ крокетъ!

Мой удъ – это эталонъ!
Вашъ удъ – это эпигонъ!
Мой удъ – это царскій тронъ!
Вашъ удъ – холостой патронъ!

Мой удъ – стоитъ милліонъ!
Вашъ удъ – это моветонъ!
Мой удъ – это сладкій стонъ!
Вашъ удъ – это страшный сонъ…

Жуки-Скарабеи 3 сентября 2017

Въ архивахъ нашей редакцiей обнаруженъ затерявшійся рукописный экземпляръ текста пронзительнаго романса легендарнаго квартета «Жуки-Скарабеи», премьера котораго состоялась во время нашумѣвшаго выступленія въ столичномъ варьетѣ. Онымъ романсомъ легендарный солистъ ансамбля Іоаннъ Ленскiй выражаетъ свое противленіе индокитайской военной кампаніи, а такъ же-съ всѣмъ міровымъ баталіямъ вмѣстѣ взятымъ.



Вообразите, сударь,
Лишь синеву небесъ,
Шального ветра удаль,
Раскинувшійся лѣсъ…
Вообразите, сударь,
Миръ царитъ окрестъ…
Вообразите: нѣту
Ни воинствъ, ни враговъ,
И день - въ сіяніи свѣта
Спокойствія альковъ!
Вообразите, сударь,
Всѣ живутъ добромъ!
Вы молвите: «Наивный…»,
И я отвѣчу: «Сиръ,
Я вѣрую, однажды
Единымъ станетъ этотъ міръ!»
Вообразите землю,
Гдѣ счастливъ человѣкъ,
Любовію объемлетъ
Всякъ ближняго вовѣкъ.
Вообразите, сударь,
Сей прекрасный день!
Вы молвите: «Наивный…»,
Но Вам отвѣчу: «Сиръ,
Я вѣрую, однажды
Единымъ станетъ этотъ міръ!»

«Пичугинъ и Ватага» 2 сентября 2017

Презентуемъ Вамъ, почтенные, извѣстный лирическiй романсъ ансамбля «Пичугинъ и Ватага», который повѣствуетъ намъ о нелегкомъ бытѣ императорскаго симфоническаго оркестра.



Въ покояхъ, что за тронной залой,
Репетировалъ царскій оркестръ,
Симфоническій, имени Чайковскаго,
Подъ названіемъ «Жизни Весна»!
Скрипки, контрабасы, ксилофонъ,
И валторны, разумѣется.
Капельмейстеромъ былъ знатный теноръ,
Преподававшій въ пансіонѣ.
Солировала оперная дива,
Въ амплуа Прекрасной Елены,
Парисомъ же былъ юный офицеръ,
Фаворитъ императрицы.
Тромбонистъ тайно грезилъ объ Оленьке,
Той, что играла на роялѣ,
А Ольгѣ снился віолончелистъ,
Смычкомъ снующій зѣло мастерски!
Капельмейстеръ хоть и былъ обрученъ,
Имѣлъ съ модисткой адюльтеры.
Весь пансіонъ объ томъ судачилъ,
И даже юныя курсистки.
Оный алкалъ расторгнуть бракъ,
Но всё метался во стенаніяхъ.
Сему претили трое дѣтей,
Иль государевъ камердинеръ,
Что весьма привѣчалъ капельмейстера,
Мужеложца куртуазнаго.
Ахъ, право, преизрядная симфонія,
Шельмова «Жизни Весна»!

Сударь съ котофеемъ 30 августа 2017

Представляемъ Вамъ, почтенные, пронизанный нотками декаданса чувственный ромасъ знатнаго шансонье Ѳеодора Незамарашного изъ ансамбля «Зеро».



Cударь съ котофеемъ гонятъ прочь Морфея,
Сударя снѣдаетъ лютая хандра,
Сударь съ котофеемъ стерегутъ трофеи:
Тщетные «сегодня», «завтра» и «вчера».
Эскулапъ, минуя города и вѣси,
Мчится въ тарантасѣ съ сундучкомъ пилюль.
Сударь съ котофеемъ примутъ ихъ по вѣсу:
Былъ ноябрь постылый – зацвѣтетъ іюль!
Сударь съ котофеемъ жизнь не привѣчаютъ:
Вмѣсто эмпиреевъ – пошлый изразецъ.
Сударь съ котофеемъ балуются чаемъ,
Токмо чай балтійскій, выдохся, шельмецъ.
Эскулапъ, минуя города и вѣси,
Мчится въ тарантасѣ съ сундучкомъ пилюль.
Сударь съ котофеемъ примутъ ихъ по вѣсу:
Былъ ноябрь постылый – зацвѣтетъ іюль!
Гдѣ же животворный эскулапъ проворный?
Въ темнотѣ уборной сударь вопіетъ.
Немы барельефы, черви, пики, трефы,
И биде дырявое, что воду на полъ льетъ.
Эскулапъ, минуя города и вѣси,
Мчится въ тарантасѣ съ сундучкомъ пилюль.
Сударь съ котофеемъ примутъ ихъ по вѣсу:
Былъ ноябрь постылый – зацвѣтетъ іюль!

«Давнымъ-давно, въ далёкой- предалёкой губерніи...» 30 августа 2017

Ахъ, почтенные, кто не знаетъ сіи, знакомыя съ юности строки! И тутъ же вспоминается мелодія, отъ которой сердце волнуется да трепещетъ, и малою пѣвчею птахой уносится въ лазоревыя дали, гдѣ далеко внизу шагаютъ по необъятнымъ полямъ исполинскія паровыя сколопендры, извергающія изъ себя пламя, и снуютъ промежъ скалъ пороховые еропланы, управляемые лихими организмами франкенштейна... Право, почтенные, тотъ, кто не привѣчалъ въ нѣжномъ возрастѣ оную синематографическую потѣху, пусть ничтоже сумняшися обнажаетъ свой свѣтовой эспадронъ, ибо дуэль случится сей же секундъ!



Возрадуемся же, милостивые дамы и господа, ибо мэтръ Жоржъ Лукьяновъ сподобились завершить очередное, седьмое по счету явленіе эпической синематографіи «Баталіи свѣтилъ небесныхъ» о приключеніяхъ тайнаго ордена владѣющихъ гипнозомъ и спиритическими фокусами фармазоновъ, что поддерживаютъ на планетѣ порядокъ и спокойствіе, да о зѣло одаренномъ отрокѣ Лукѣ Небобродѣ и объ отцѣ его, Енькѣ, что изъ сударя степеннаго да добролюбиваго преобразился въ сущаго макіавеліевскаго интригана да государева тайнаго совѣтника подъ псевдонимомъ Дороѳея Ведрова.







Въ четвертомъ (а по сути - первомъ) явленіи оной драмы зрителю явлены потѣшные татарскіе ушкуйники: ханъ Соловей да его глухонѣмой подмастерье Чучундра, дюжій богатырь, въ отрочествѣ низвергнувшійся въ чанъ со снадобьемъ «Перуинъ-Пето», что примѣняютъ для обильнаго роста волосъ на макушкахъ у сударей преклоннаго возраста. Оное обстоятельство сдѣлало Чучундру похожимъ на нестриженнаго пуделя, что вызывало насмѣшки окружающихъ, однако дюжій Чучундра обладалъ исполинской силой и легко сводилъ счеты съ любымъ обидчикомъ, блюдя, впрочемъ, кодексъ сударской чести да строгіе правила аскетизма.




 





Оные полюбившіеся герои тріумфально воротятся въ седьмомъ явленіи синематографіи, именуемомъ «Отпочивавшая Силища», въ изобиліи наполненномъ полюбившимися намъ сраженіями паровыхъ шагоходовъ да бронированныхъ дирижаблей, гонками на электроколесницахъ и потѣшными инопланетными гомункулами.




«Мнѣ необходимъ Вашъ сертукъ, штиблеты и вороной скакунъ!» 5 марта 2017

Форменная сенсацiя приключилась въ энтихъ нашихъ электротелеграфахъ всея Руси, гдѣ намедни появилась синематографическая афиша къ новому фильму «Механическiй Убивецъ – пятое пришествiе» съ участiемъ легендарнаго атлета и лицедѣя Арно Чернопашского.



 


 



Въ нашумѣвшей эпопеѣ дѣйствіе происходитъ то въ далёкомъ будущемъ многострадальной отчизны, гдѣ власть захватили лишившіеся управленія механическіе гомункулы, что свергли самодержавіе и установили диктатуру разумныхъ механизмовъ, а для людей учинили загоны въ дремучей тайгѣ, гдѣ всячески измываются надъ ними, то переносится въ Екатерининскія времена, въ атмосферу пышныхъ баловъ и дворцовыхъ интригъ.

Въ теченіи пяти синематографій зритель познаетъ перипетіи нѣсколькихъ эпохъ, проникнется утопизмомъ идей механизаціи ручного труда, полюбитъ народовольцевъ и разочаруется въ оныхъ, едва успѣвая слѣдить за сюжетомъ, исполненнымъ трансвременныхъ кульбитовъ.

Арно Чернопашскій, изображая парового гомункула-душегубца прибываетъ въ прошлое, дабы умертвить суфражистку іудейскаго происхожденія Сарочку Канарейкину, которую спасаетъ плѣненный во время русско-японской кампаніи самурай по прозвищу «Рисъ», что намедни бѣжалъ съ каторги.



Во время каторжныхъ работъ самураю было видѣніе, что мамзель Канарейкина должна понести отрокомъ, что спасетъ весь міръ отъ нашествія паровыхъ гомункуловъ, однако Сарочка оказывается вѣтреной барышней и не вѣритъ самураю. Опосля долгаго целибата на каторгѣ «Рисъ» склоняетъ Сарочку къ амурнымъ утѣхамъ и становится отцомъ Мессіи, который предотвратитъ Свѣтопреставленіе.

Гомункулъ-Чернопашскій настигаетъ нашихъ голубковъ и самурай– «Рисъ» героически гибнетъ въ эспадронномъ поединкѣ на несущемся къ обрыву бронепоѣздѣ. Сарочка, используя природную смекалку, обрушиваетъ на парового убивца рельсы изъ вагонетки.

Далѣе дѣйствіе переносится въ отроческіе времена Cарочкиного отпрыска Ивашки Канарейкина, что выросъ въ дали отъ города въ цыганскомъ таборѣ, гдѣ получилъ соотвѣтсвующее разбойное воспитаніе. Онъ напропалую крадетъ коней у зажиточныхъ крестьянъ, промышляетъ карманными кражами на ярмаркахъ и прогуливаетъ гимназію, превосходя сверстниковъ недюжиннымъ умомъ, свободно владѣетъ французскимъ и пишетъ стихи.

Маманъ Сарочка содержится въ богадѣльнѣ при монастырѣ въ особой кельѣ подъ замкомъ. Доктора сочли её душевно хворою и поставили на её судьбѣ крестъ. Промежъ тѣмъ её регулярно посѣщаютъ видѣнія, въ которыхъ пьяные матросы во главѣ съ паровымъ гомункуломъ на броневикѣ штурмуютъ Зимній Дворецъ.

Арно Чернопашскій сызнова пребываетъ въ прошлое изъ грядущихъ временъ, на сей разъ для спасенія незадачливого Ивашки. Они чудомъ уцѣлѣли въ верховой погонѣ на краденомъ аргамаке, во время которой ихъ преслѣдовалъ на заниженной паровой бричкѣ текучій чугунный черкесъ, способный отлить изъ себя любое орудіе, хоть клинокъ, хоть Царь–пушку. Въ ходѣ замысловатыхъ перипетій жидкаго черкеса низвергаютъ въ уральскую шахту, гдѣ мастеровые отливаютъ чугунные колокола.

Затѣмъ уже взрослый Иванъ Канарейкинъ подвергается нападенію стальной гарпіи въ человѣческомъ обличіи, которая интригами и подкупомъ провоцируетъ возстаніе въ рабоче-крестьянской средѣ. Иванъ съ пріятелями изъ лицея укрывается въ старой каменоломнѣ, а въ странѣ начинается гражданская война.

Въ далёкомъ будущемъ, тѣмъ не менѣе, живётъ и здравствуетъ уже изрядно возмужавшій Иванъ, возглавившій офицерскій батальонъ. Cъ отрядомъ смѣльчаковъ Иванъ проникаетъ на таинственную мануфактуру, гдѣ, какъ въ мастерской доктора Франкенштейна, штабелями хранятся готовые къ оживленію механическіе убивцы. Иванъ становится жертвой инсинуаціи и едва не гибнетъ въ револьверной дуэли. Полковымъ эскулапамъ насилу удается его спасти, пересадивъ ему сердце боевого товарища.



О чёмъ будетъ повѣствовать новая часть эпопеи доподлинно неизвѣстно, однако Арно Чернопашскій въ роли парового гомункула осѣнитъ её тріумфальнымъ возвращеніемъ и произнесетъ сакраментальную фразу: «Я воротился, шельмы, етить васъ поперёкъ и вдоль!» и уже заради одного этого стоитъ всенепремѣнно посѣтить синематографъ.

Инкинъ Стеллажъ 29 января 2015



Опосля технической революціи человѣчество изрядно продвинулось вперёдъ. Надъ землёю зависли аэростатные лабораторіи и паровые космолёты со смѣльчаками на борту днесь способны бороздить солнечную систему. Однако фабрики и заводы напрочь загубили лѣса и загрязнили озёра, такъ что человѣчество, окруживъ себя изощренными механизмами тѣмъ не менѣе прозябаетъ въ голодѣ и болѣзняхъ. Оголтѣлыя орды враговъ подступаютъ къ государственнымъ границамъ, распыляя окрестъ газъ Ипритъ.
Капитанъ парового небохода въ отставкѣ, по фамиліи Каперсъ, коротаетъ время въ ветхой усадьбѣ въ компаніи любимой дочери Марфуши, которая однажды сообщаетъ, что въ старомъ стеллажѣ, доставшемся ей отъ подруги Инны, завелся домовой, что елозитъ внутряхъ, шуршитъ книгами, ворошитъ дамскія панталоны и зѣло пугаетъ Марфушу по ночамъ. Капитанъ Каперсъ остаётся ночевать въ спальнѣ дочери и къ своему удивленію самъ лицезреетъ тайное присутствіе домового, который заставляетъ кукушку въ часахъ куковать на азбукѣ Морзе.
Аккуратъ после сей престранной оказіи капитана Каперса назначаютъ командующимъ космической экпедиціей къ Сатурну, гдѣ онъ долженъ отыскать межвременные врата, пройдя черезъ которыя можно оказаться на похожей на Землю планетѣ, гдѣ Каперсу надлежитъ основать колонию, куда въ послѣдствіи переселится часть людей планеты Земля. На разсвѣтѣ въ небеса возносится космопланъ «Андрюша», унося съ собою капитана и коллегию учёныхъ на поиски тайнственныхъ вратъ.
Обнаруживъ врата космопланъ проходитъ сквозь нихъ и оказывается на другомъ концѣ Вселенной, куда Макаръ не гонялъ телятъ, въ иной звѣздной системѣ, гдѣ имѣются въ наличіи три планеты да зіяетъ бездонная Черная Дыра, которую пилигримы остроумно нарекли «Гаргантюа», потому какъ оная дыра напомнила имъ необъятный афедронъ великана изъ безсмертнаго произведенія Франсуа Рабле.
Въ результатѣ внезапной аваріи космоплана капитанъ Каперсъ выпадаетъ изъ него вмѣстѣ въ механическимъ гомункуломъ и низвергается въ космическій афедронъ, гдѣ обраруживаетъ себя въ многомѣрномъ пространствѣ, черезъ которое онъ можетъ безмолвно управлять своимъ прошлымъ. Первымъ дѣломъ онъ мѣняетъ всѣ сбереженія на иностранную валюту и покупаетъ доллары С.а.С.ш. а опосля передаётъ дочери Марфушѣ чертежъ чёрной дыры посредствомъ кукушки въ настѣнныхъ часахъ, заставляя ея куковать морзянкой, послѣ чего лишается чувствъ.
Спустя много лѣтъ экипажъ новаго межвездного цеппелина обнаружилъ Каперса на орбитѣ Сатурна. Онъ увѣрялъ, что съ момента его паденія прошло нѣсколько мгновеній. Прійдя въ себя онъ встрѣчаетъ повзрослѣвшую Марфушу, которая сдѣлалась милліонщицей на разницѣ валютъ и открыла секретъ межзвѣздныхъ перемѣщеній благодаря чертежу чёрной дыры. Каперсъ довѣрительно сообщаетъ Марфуше, что онъ и былъ тѣмъ самымъ домовымъ и проситъ прощенія за разглядываніе ея пикантныхъ панталонъ, которыя онъ по недоразумѣнію принялъ тогда-съ за шнурки для ботинокъ.

Ѳедот Меркурьевѣ 4 декабря 2014

Презентуемъ Вамъ, милостивые судари и сударыни, рѣдкую рукопись одного изъ извѣстныхъ романсовъ сына индiйскаго раджи, опернаго пѣвца, тенора и лицедѣя Фарруха Балтасара, творившаго подъ сценическимъ псевдонимомъ Ѳедота Меркурьева и трагически скончавшегося отъ малярiи во время заграничныхъ гастролей.

Оный мосье обладалъ изрядными вокальными данными да поэтическимъ даровніемъ впридачу и, выходя на сцену столичныхъ варьете, сражалъ наповалъ изысканностью туалетовъ да отчебучивалъ такіе пируэты, что публика лишалась чувствъ отъ восторга.
Какъ и про всѣхъ извѣстныхъ персонъ во всѣ времена, о Меркурьеве порою ходили грязные слухи, дескать оный мосье склоненъ къ тайному мужеложеству и даже возитъ съ собою въ гастроли цѣльную роту юнкеровъ, которые во время выступленій исполняютъ танцевальные нумера, а опосля концерта Ѳедотъ удалялся с нѣкоторыми изъ нихъ уже въ иные въ нумера.
Однако, энти слухи щелкоперамъ такъ и не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть, хотя публичный листокъ «Юнкерская Истина» писалъ въ то время, что оный Ѳедотъ — наймитъ британской развѣдки и скабрезные слухи за нимъ распространяются намѣренно съ цѣлью пропаганды содоміи въ нашей патріархальной державѣ, дабы ослабить ея передъ грядущей войной.



Сей міръ безуменъ
И тщетно бытіе!
Скажи, игуменъ,
Исправить какъ сіе?

C’est la vie!
Покуда не отбудешь ты
Къ вселенскому судьѣ…

Вновь лиходѣйство,
И полонъ весь партеръ,
Иной отважный
На сценѣ варьете!

Кто изъ васъ
Способенъ заглянуть
Фортунѣ въ декольте?..

Пусть длится Балъ!
Пусть длится Балъ!

Mon Cher!

Грызетъ чело мигрень,
Парикъ мой набекрень,
Но, полонезъ звучитъ
И мнѣ плясать не лѣнь!

Въ рукахъ природы
Мой рокъ – огонь свѣчи!
Бурлятъ невзгоды -
Любови палачи…

Купидонъ,
Мнѣ бъ отыскать, мой другъ,
Отъ бытія ключи!

Сорвать готовъ я
Познанья горькій плодъ:
Привыкъ къ паденью
Тотъ, кто достигъ высотъ!

Разсвѣтъ забрезжитъ вскорѣ,
Мглу вызвавъ на дуэль…
И волю я вкушу!

Пусть длится Балъ!
Пусть длится Балъ!

Mon Cher!

Грызетъ чело мигрень,
Парикъ мой набекрень,
Но, полонезъ звучитъ
И мнѣ плясать не лѣнь!

Огнемъ священнымъ,
Я, какъ будто Прометей,
Воспламеню сердца людей
И взмою въ эмпирей...
Я Икаръ, друзья!

Пусть длится Балъ!
Пусть длится Балъ!

Въ мелодіи плыви!
Оркестръ, струны рви!
Ахъ, какой знатный балъ!

Снискалъ фуроръ,
Овацій хоръ,
Но, сударь, я танцоръ,
А міръ – паркетъ…

Пусть длится, пусть длится Балъ…
Ваttement!
Пусть длится Балъ!

Асессоръ 12 ноября 2014

Припоминаете, милостивые судари и сударыни, вельми популярный романсъ, доносившiйся одно время изъ каждаго патефона въ каждомъ варьете романсъ ансамбля «Пеньюаръ», повѣствующiй объ амурныхъ тяготенiяхъ оперной пѣвички къ коллежскому асессору, которая такимъ образомъ проявляетъ не токмо любовь къ асессору, но и любовь къ отчизнѣ.
Злые языки поговариваютъ, что сей романсъ былъ написанъ филёрами царской охранки въ казематахъ на лубянской площади въ отвѣтъ на подлогомъ добавленный агентурой С.а.С.ш. извѣстный романсъ «Жаждемъ метаморфозъ!» Вотторiо Тсойскаго, впрочемъ, это всего лишь слухи, подлинность которыхъ нашей редакцiей не провѣрена-с. Ниже приводимъ рѣдкую рукопись романса:



Претятъ мнѣ оперы про энту заграницу…
Надѣну брошь да кумачовое манто,
Свершу я променадъ по улицамъ столицы -
Пусть я въ такомъ нарядѣ и не комильфо…

Свершу я променадъ подъ ручку съ кавалеромъ,
Мои романсы онъ всѣ знаетъ наизусть…
Онъ не посолъ, не князь, не въ чинѣ офицера,
Простой асессоръ онъ, ахъ, право, ну и пусть!

Асессоръ, милый мой асессоръ,
Такой незамысловатый,
Не знатный и не богатый!
Асессоръ, милый мой асессоръ,
Ахъ, безмятежность въ сердцѣ - счастія залогъ!

Асессоръ, милый мой асессоръ,
Такой незамысловатый,
Не знатный и не богатый!
Асессоръ, милый мой асессоръ,
Ахъ, шельма Купидонъ былъ мѣтокъ, видитъ Богъ!

Онъ коротаетъ будни въ мрачныхъ кабинетахъ,
Читаетъ кляузы, доклады пишетъ, но
Смоля сигару на балконѣ за обѣдомъ
Онъ будетъ грезить лишь о близости со мной.

Его конторскій бытъ – тоска и ахинея:
Въ бюро ждетъ уйма непочатыхъ векселей…
Однако, право, чѣмъ служебный день скучнѣе,
Тѣмъ въ будуарѣ нашемъ ночью веселѣй!

Маменька Любовь, извольте, извольте, извольте, продолжать! 1 октября 2014



Въ парадномъ съ потолка сыпалась штукатурка,
Мы такъ запыхались, какъ послѣ мазурки…
Однако Ваша maman въ формѣ жесткой 
Обозвала меня вертихвосткой!
Нашъ альковъ натурально выплясывалъ канканъ:
Я Вашъ органъ, а Вы — мой Іоганнъ Себастьянъ!
Но внезапно въ будуарѣ оказалась Ваша маman
И заявила: «Фи! То, что я вижу, не есть Charmant!»
Въ опочивальнѣ становилось жарко:
Я Ваша Лаура, а Вы — мой Петрарка!
Но Ваша родительница весьма наглядно
Пояснила, что связь наша ей неприглядна!
Маменька! Телеграфирую: я ѣду на курсы вышиванія со Свѣтлѣйшими Княжнами. Буду къ утру.