«Танец», «Несчастная», «Подъём», «Любовь всей его жизни» 4 декабря 2014



«Танец» Джой Джолиссан
Он робко подошел к моему креслу. Костлявый Стив с бородавками. Неужели? Наверное, хочет пригласить меня на танец. Мой последний шанс. Ну ладно. Это лучше, чем стоять как мебель, вот как Дженни. Глубоко вдохнуть.
— Привет, Стив!
— Привет, Сью!
— Хотел что-то спросить?
Даже его бородавки покраснели от смущения.
— Я тут подумал... у тебя есть номер телефона Дженни?

«Несчастная» Дэн Эндрюс
Говорят, зло не имеет лица. Действительно, на его лице не отражалось никаких чувств. Ни проблеска сочувствия не было на нём, а ведь боль просто невыносима. Разве он не видит ужас в моих глазах и панику на моём лице?
Он спокойно, можно сказать, профессионально выполнял свою грязную работу, а в конце учтиво сказал: «Прополощите рот, пожалуйста».

«Подъём» Норман Лир и Бен Лир
Три человека начали подниматься на 90-й этаж. Лифты отключили до понедельника, а Сэму нужны были кое-какие бумаги на выходные. Проходя этаж за этажом, они развлекали себя тем, что рассказывали друг другу всякие истории — веселые и печальные. На 90-м этаже оказалось, что самую печальную историю рассказал Сэм.
— Я забыл внизу ключи, — сказал он и упал замертво.

«Любовь всей его жизни» Вилмар Н. Тоньяццини
Когда на карнавале я увидел эту женщину с бородкой, я понял, что не смогу жить без неё. Таков был мой пунктик, хотя мои родственники и были против.
— Ваше имя? — спросил меня священник.
— Роберт Седрик Фостер, — сказал я. Это было слишком хорошо, чтобы оказаться реальностью.
— А ваше? — спросил он у моей бородатой невесты.
— Вильям Энджело Дювани.

Лорд Дансени «Истинная история Зайца и Черепахи» 12 ноября 2014



Долгое время существовало среди животных сомнение, кто бегает быстрее — Заяц или Черепаха. Некоторые говорили, что Заяц более быстр из этих двоих, потому что он имел такие длинные уши, а другие говорили, что Черепаха быстрее, потому что тот, чей панцирь столь тяжёл, должен быть способен и бежать так же сильно. И увы! силы отчуждения и беспорядка бесконечно откладывали решающее соревнование.
Но когда дело дошло почти до войны среди животных, наконец они смогли договориться, и было решено, что Заяц и Черепаха должны пробежать пятьсот ярдов, чтобы все увидели, кто же прав.
«Дикая чушь!» сказал Заяц, и всё, что смогли поделать его покровители, — просто заставить его бежать.
«Соревнование я приветствую первой», сказала Черепаха, «я не стану уклоняться от него».
O, как возрадовались ее сторонники!
Страсти накалились до предела в день гонки; гусь бросился на лису и почти заклевал её. Обе стороны громко обсуждали приближающуюся победу до самого начала состязания.
«Я абсолютно уверена в успехе», сказала Черепаха. Но Заяц не сказал ничего, он казался усталым и измученным. Некоторые из его сторонников бросили его и перешли на другую сторону, громко приветствуя вдохновенные речи Черепахи. Но многие остались с Зайцем. «Мы не будем разочарованы в нём», они сказали. «Животное с такими длинными ушами просто обязано победить».
«Беги тяжелее», говорили Черепахе её болельщики.
И «беги тяжелее» стало своего рода условным знаком, который все повторяли друг другу. «Тяжелый панцирь и тяжелая жизнь. Это — то, чего страна хочет. Беги тяжелее», они сказали. И эти слова не всеми были произнесены, но многие хранили их в своих сердцах.
Затем все умолкли, и внезапно наступила тишина.
Заяц умчался на сотню ярдов, и тогда оглянулся посмотреть, где его конкурент.
«Это совершенно абсурдно», сказал он, «участвовать в гонках с Черепахой». И он сел и почесался. «Беги тяжелее! Беги тяжелее!» кричали некоторые.
«Дайте ему отдохнуть», кричали другие.
И «дайте ему отдохнуть» тоже стало девизом.
И через некоторое время конкурент Зайца приблизился к нему.
«Вот ползёт эта проклятая Черепаха», сказал Заяц, и он встал и побежал так тяжело, как мог, чтобы не позволить Черепахе победить.
«Эти уши победят», сказали его друзья. «Эти уши победят; они подтвердят бесспорную истину, которую мы высказали». И некоторые из них повернулись к сторонникам Черепахи
и сказали: «Что же теперь с вашим животным?»
«Беги тяжелее», ответили им. «Беги тяжелее». Заяц промчался еще почти три сотни ярдов, почти до финишного столба, когда внезапно до него дошло, как глупо он выглядит, бегая наперегонки с Черепахой, которая всё не появлялась в поле зрения. И он снова сел и почесался.
«Беги тяжелее! Беги тяжелее!» вопила толпа, и «дайте ему отдохнуть».
«Как этим не воспользоваться?» сказал Заяц, и на сей раз он остановился навсегда. Некоторые говорили, что он уснул.
Продолжалось отчаянное волнение в течение часа или двух, и затем выиграла Черепаха.
«Беги тяжелее! Беги тяжелее!» кричали её покровители. «Тяжелый панцирь и тяжелая жизнь: это залог успеха». И затем они спросили Черепаху, что означает её достижение, а та спросила Морскую Черепаху. И Морская Черепаха сказала: «Это — великолепная победа сил стремительности». И затем Черепаха повторила это своим друзьям. И все животные не говорили ничего другого долгие годы.
И даже в наши дни «великолепная победа сил стремительности» является девизом в доме улитки.
А причина того, что данная версия гонки не слишком широко известна, очень проста. Очень немногие из тех, которые могли её описать, пережили большой лесной пожар, который случился вскоре этого события.
Огонь пронесся по зарослям ночью при сильном ветре. Заяц, Черепаха и немногие животные увидели его издалека с высокого открытого холма, который был на опушке леса, и они поспешно созвали встречу, чтобы решить, кого следует послать и предупредить животных в лесу.
И они послали Черепаху.

Михаил Михайлович Зощенко. «Рассказы о любви» 1 октября 2014



Конечно, Володька Завитушкин немного поторопился. Был такой грешок.
Володька, можно сказать, толком и не разглядел своей невесты. Он, по совести говоря, без шляпки и без пальто её никогда даже и не видел. Потому все главные события на улице развернулись.
А что перед самой свадьбой Володька Завитушкин заходил со своей невестой к её мамаше представляться, так он не раздеваясь представился. В прихожей. Так сказать, на ходу.
А познакомился Володя Завитушкин со своей невестой в трамвае. Дней за пять до брака.
Сидит он в трамвае и вдруг видит, перед ним этакая барышня вырисовывается. Такая ничего себе барышня, аккуратненькая. В зимнем пальто. И стоит эта самая барышня в зимнем своём пальто перед Володькой и за ремешок рукой держится, чтоб пассажиры её не опрокинули. А другой рукой пакет к груди прижимает. А в трамвае, конечно, давка. Пихаются. Стоять, прямо сказать, нехорошо.
Вот Володька её и пожалел.
— Присаживайтесь, — говорит, — ко мне на одно колено, всё легче ехать.
— Да нет, — говорит, — мерси.
— Ну, так, — говорит, — давайте тогда пакет. Кладите мне на колени, не стесняйтесь. Всё легче будет стоять.
Нет, видит, и пакета не отдаёт. Или пугается, чтоб не упёр. Или еще что. Глянул на неё Володя Завитушкин ещё раз и прямо обалдел. «Господи, — думает, — какие бывают миловидные барышни в трамваях». Едут так они две остановки. Три. Четыре. Наконец, видит Завитушкин — барышня к выходу тискается. Тоже и Володька встал. Тут у выхода, значит, у них знакомство и состоялось.
Познакомились. Пошли вместе. И так у них всё это быстро и без затрат обернулось, что через два дня Володька Завитушкин и предложение ей сделал. Или она сразу согласилась, или нет, но только на третий день пошли они в гражданский подотдел и записались. Записались они в загсе, а после записи и развернулись главные события.
После записи пошли молодые на квартиру к мамаше. Там, конечно, полная суматоха. Стол накрывают. Гостей много. И вообще семейное торжество — молодых ждут.
И какие-то разные барышни и кавалеры по комнате суетятся, приборы ставят и пробки открывают.
А свою молодую супругу Володька Завитушкин ещё в прихожей потерял из виду.
Сразу его, как на грех, обступили разные мамаши и родственники, начали его поздравлять и в комнату тащить. Привели его в комнату, разговаривают, руки жмут, расспрашивают, в каком, дескать, союзе находится.
Только видит Володька — не разобрать ему, где его молодая жена. Девиц в комнате много. Все вертятся, все мотаются, ну, прямо с улицы, со свету, хоть убей, не разобрать.
«Господи, — думает Володька, — никогда ничего подобного со мной не происходило. Какая же из них моя молодая супруга?»
Стал он по комнате ходить между девиц. То к одной толкнется, то к другой. А те довольно неохотно держатся и особой радости не выказывают.
Тут Володька немного даже испугался.
«Вот, — думает, — на чем засыпался — жену уж не могу найти».
А тут еще родственники начали коситься — чего это молодой ходит как ненормальный и на всех девиц бросается. Стал Володька к двери и стоит в полном упадке.
«Ну, спасибо, — думает, — если сейчас за стол садиться будут. Тогда, может, что-нибудь определится. Которая со мной сядет, та, значит, и есть. Хотя бы, думает, вот эта бело-брысенькая села. 
А то, ей-богу, подсунут какое-нибудь дерьмо, потом живи с ним».
В это время гости начали за стол садиться.
Мамаша христом-богом просит обождать еще немного, не садиться. Но на гостей прямо удержу нету, прямо кидаются на жратву и на выпивку.
Тут Володю Завитушкина волокут на почётное место. И рядом с ним с одного боку сажают девицу.
Поглядел на нее Володька, и отлегло у него на сердце.
«Ишь ты, — думает, — какая. Прямо, — думает, — недурненькая. Без всякой шляпки ей даже лучше. Нос не так уж просится наружу».
От полноты чувств Володя Завитушкин нацедил себе и ей вина и полез поздравлять и целоваться.
Но тут и развернулись главные события. Начали раздаваться крики и разные вопли.
— Это, — кричат, — какой-то ненормальный, сукин сын. На всех девиц кидается. Молодая супруга еще к столу не вышедши — прибирается, а он с другой начал упражняться.
Тут произошла абсолютная дрянь и неразбериха.
Володьке бы, конечно, в шутку всё превратить. А он очень обиделся. Его в суматохе какой-то родственник бутылкой тиснул по затылку.
Володька кричит:
— А пёс вас разберёт! Насажали разных баб, а мне разбирайся.
Тут невеста в белом балахоне является. И цветы в ручках держит.
— Ах, так, — говорит, — ну, так это вам выйдет боком.
И опять, конечно, вопли, крики и истерика. Начали, конечно, родственники выгонять Володьку из квартиры.
Володька говорит:
— Дайте хоть пожрать. С утра, говорит, не жравши по такой канители.
Но родственники поднажали и ссыпали Володьку на лестницу.
На другой день Володя Завитушкин после работы зашёл в гражданский подотдел и развёлся.
Там ему сказали несколько кислых слов.
— Хотя, — говорят, — иной раз бывают такие легкомысленные браки. Но впредь этого не делайте. 
А то под суд попадете.
И тут же сразу развели.
Так что он теперь холостой и снова может жениться на желающих.
Но чего хорошего в браке и зачем к этому стремятся — это прямо трудно понять.
Обыкновенно жены изменяют, и загадочная подробность — всегда вместо мужа любят кого-нибудь другого. Так что не знаю, как вы, а я гляжу против такого брака. Хотя если говорить о браке, то я стою за крепкий и твёрдый брак. Тем не менее не закрываю себе глаза на это и знаю, что это такое.
В общем, вот чего однажды приключилось на любовном фронте.

Путь бобра 4 сентября 2014

На съемках рекламы постоянно происходит огромное количество всяких случаев, казусов 
и неожиданных поворотов. Но только режиссер и всем известный блогер Алеся Казанцева может рассказать об этом с таким юмором и вкусом.



Недавно снимала бобров. По сюжету бобёр должен был пробежать по кадру, взять в лапы книгу, начать листать и изображать чтение. Мы сразу сказали заказчику, что очень постараемся найти читающих бобров, но скорее всего, их не так много.
Я люблю свою работу за то, что всегда сталкиваешься с чем-то новым. Нельзя сразу говорить заказчику нет, потому что мы профессионалы. Поэтому мы сказали, что обязательно поищем и начали искать. По зоопаркам, театрам зверей, дрессировщикам. И все нам говорили: «Вы в своём уме? Бобры не поддаются дрессировке. И даже если поддаются, то нужны месяцы, чтобы заставить читать». А у нас съёмка через неделю, но мы все равно искали. И вот к концу третьего дня в дверях офиса появляется торжественный администратор, насквозь пропахший ветром и бобрами, который говорит, что есть один частный бобрятник в Подмосковье, который он нашёл, и даже снял там небольшое видео. На этом видео бобёр по команде «Начали!» вбегал в кадр, брал в лапы книгу и начинал её листать. Оказывается, в этом бобрятнике иногда проводят небольшие представления для детей и там как раз есть такой концертный номер. Мы страшно обрадовались и выслали видео заказчику. Нас переполняли то радость, то волнение, то гордость. Приходит ответ: «Нет. Это какой-то тёмный бобер. И у него странный хвост. Нужно поискать более светлого бобра и более крупного. Напоминаем, что съёмки скоро и просим поторопиться. За три дня от вас пришёл только один бобёр, мы рассчитывали на варианты». Как известно, от бобра бобра не ищут. Продюсер сел писать ответ, но все время стирал первую строчку, потому что каждый раз начинал с вопроса: «Вы о#уели?» Нельзя сразу начинать письмо так, потому что мы профессионалы. Поэтому мы сказали, что обязательно поищем и начали искать. Звоним в бобрятник и уточняем наличие более светлых читающих бобров с красивыми хвостами (желательно покрупнее). Нам говорят: «Вы о#уели?» Не потому что они непрофессионалы, а просто нормальные люди.
Иногда, когда происходит встреча с заказчиком, хочется включить на телефоне режим видео и сказать: «Не обращайте, не обращайте внимания, продолжайте, пожалуйста». Выложить это на ютуб и собрать сто миллионов просмотров за минуту.
Когда стало понятно, что во всем мире есть только один читающий бобер (да и тот,
к сожалению, темноват, мелковат и хвост не такой), то начался следующий этап контактной шизофрении: «А давайте покрасим бобра!» И заказчик начинает натурально высылать варианты цветов красок для волос, которые обычно представлены в человеческих парикмахерских. Цвета назывались так, чтобы привлекать тётек: молодая японская вишня и сочный шатен. В моей жизни было уже такое, когда заказчику не нравились черные пятна на белой собаке. Вызывали художника по гриму, который рисовал трафарет (!!!) и, прикладывая к собаке, наносил пятна нужной формы (форму пятен утверждали неделю). Сделать из бобра сочного шатена, конечно, можно. Не сложно вообразить себе бобра цвета молодой японской вишни. Но совершенно невозможно представить нафига.
Иногда совершенно не остается сил ни на что. И хочется сказать: «Извините, вы не могли бы вложить свою шею мне в руку и начать её резко непомерно раздувать, чтобы я могла вас задушить, а то совершенно не осталось сил, чтобы даже вас убить». Отбившись от покраски бобра, мы немного еще поспорили о том, чтобы привязывать ему другой хвост. И переубедили кормить бобра до отвала, чтобы он стал жирнее и крупнее, потому что всё равно остался день до съемок, он не успеет располнеть. В конце концов, если в вас не осталось ничего человеческого, можно набить бобра сеном, но он тогда не будет читать и бегать. На съемках все ждали, что возникнет комментарий о том, что бобер должен читать вслух. И лучше с выражением. И, кстати, что он должен читать?

Ему 64, но он просто куколка! Целую, мама. 23 июня 2014



Энн Джи Филипс «Старость и неугомонность»

Наша 76-летняя одинокая мама внезапно решила побывать в Европе. «С Джин», — сказала она нам.
«Хорошо, — подумали мы с братом, — мы можем отправить маму на вечный покой чуть позже».
Пока же мы бродили по обширному поместью, радостно обсуждая приготовления.
Потом пришла открытка.
«Выхожу замуж за Жене в Париже! Ему 64, но он просто куколка! Целую, мама».


Роберт М. Домингуш «Ким»

На каникулах наш первый класс носился по полю, поросшему травой. Ким с пышной копной золотых волос и я бежали быстрее всех.
Однажды мы пробегали через ее двор. Не помню, кто тогда победил.
Через несколько лет Ким умерла от болезни, название которой я даже не смог бы произнести.
И теперь я все еще бегаю с Ким.


Брайан Ньюэлл «Благодарность»

Шерстяное одеяло, что ему недавно дали в благотворительном фонде, удобно обнимало его плечи, а ботинки, которые он сегодня нашел в мусорном баке, абсолютно не жали.
Уличные огни так приятно согревали душу после всей этой холодящей темноты...
Изгиб скамьи в парке казался таким знакомым его натруженной старой спине.
«Спасибо тебе, Господи, — подумал он, — жизнь просто восхитительна!»


Даг Лонг «Время и деньги»

В двадцать лет он был трудоголиком, в тридцать стал богачом.
— Время — деньги, — всегда говорил его отец. — Не будешь сачковать — глядишь, и лишний доллар заработаешь.
Когда ему исполнилось тридцать восемь, его бизнес внезапно прогорел, Жена ушла от него, Он серьезно заболел.
Выздоровев, он постоянно грелся на солнышке, втолковывая своим детям:
— Время — это время, деньги — это деньги.

Дж. Р. Мак-Корти «Приятного аппетита» 23 июня 2014



Убийца доел остатки кукурузы в сахаре и взглянул на изувеченное тело жертвы, лежащее у его ног.
— Ни чувство вины, — сказал он, — ни страх перед возможными последствиями не могут омрачить мне наслаждения от хорошей, вкусной пищи.
Раздался звонок в дверь.
Убийца поднял ружье к дверному глазку.
— Кто там?
— Доставка пиццы, сэр!
— Жизнь, — пробормотал он, — сплошное искушение.

Марк Янг «Смерть по соседству» 23 июня 2014



Вчера умерла моя соседка. Роберта была крупной женщиной с пышными рыжими волосами, которыми я просто восхищалась.
Хотя она была не слишком общительной, она очень интересовалась мною. Её восторг смущал меня. Мы были едва знакомы.
После похорон племянник Роберты передал мне коробку. На ней было написано: «Дорогой Катерине завещаю мой рыжий парик. Ваш сосед Роберт Рейтинг».

Пол Таккер «Открытие Эдмунда» 23 июня 2014


Машина Эдмунда не подала сигнал, когда он забыл пристегнуться. Кассовый аппарат выдал ответ, что его персональный идентификационный код не существует. Фотоэлемент на двери супермаркета также на него не среагировал.
Обеспокоенный всеми этими вещами, Эмунд сидел в своей пустой квартире и нехотя листал вечернюю газету, когда вдруг его взгляд наткнулся на колонку «Некрологи».
— Проклятье, — сказал он.

Дуглас Л. Хаскинс «Прятки» 23 июня 2014


Наконец-то он всем им покажет. Он выбрал самое лучшее место, чтобы спрятаться. Они все должны будут признать, что он играет в эту игру лучше всех. Когда они его найдут, они будут хлопать в ладоши.
Придурки. Какие же они тупые. Они должны были сперва искать здесь! Это же и ежу понятно!
Здесь, в неиспользуемой морозильной камере.

Виктор Самойлов «Николай» 20 июня 2014



«Расфокусируй взгляд, сволочь! Нечего на нас пялиться!» — кричал Николай каждому встречному во время прогулки по парку. Если устные просьбы не действовали, вытягивал в направлении агрессора руку с ножом и совершал ей резкие движения слева-направо, как бы пластая воздух на ломтики. Воздух податливо расступался перед лезвием, и Николай ощущал себя Богом, которому, как известно, подвластны все стихии. 
Он и был Богом в некотором смысле, поскольку любил и был любим своей избранницей. Счастье опьяняло, а мысль о том, что кто-то может этому счастью помешать, заставляла Николая браться за нож.
Приглашая девушку погулять, он не думал, что в парке будет так многолюдно. С тех пор, как они вошли на главную аллею, не было времени сказать друг другу даже пары слов — Николаю приходилось постоянно орать и размахивать ножом. Наконец девушке это надоело, и она увлекла любимого на одну из боковых аллей.
«Как же мне надоели все эти люди!» — устало проговорил Николай, когда они остались одни — «Я хочу увезти тебя далеко-далеко, в тайгу, где никто не помешает нам подразумевать. Выстроим дом и заживем счастливо».
Его избранница никогда не понимала, что же Николай хотел подразумевать, но была готова ехать с ним куда угодно, как любая по-настоящему влюбленная женщина. Еще она хотела от Николая детей — мальчика и девочку.